Власть

Что такое Власть? Значение слова «Власть» в популярных словарях и энциклопедиях, примеры употребления термина в повседневной жизни.

Значение «Власть» в словарях

Власть

Политический словарь
- система социально-политических отношений, выражающих способность, право и возможность кого-либо решающим образом влиять на действия и поведение др. людей и их групп, опираясь на свои волю и авторитет, правовые и моральные нормы, угрозу принуждения и наказания, обычаи и традиции и т.п. Сущность В. находит свое выражение в отношениях господства и подчинения, руководителя и руководимого. Система В. включает в себя органы В., осуществляющих ее людей (субъекты В.); тех, на кого направлена В., - люди, их группы, социальные и политические органы и организации, общности и объединения и др. (объекты В.); и механизм В.: связи и взаимодействия, отношения между структурными элементами В., ее институтами, ценностями и нормами, социальный и по- литический контроль и т д. В. тесно связана с политикой, но не тождественна ей. С одной стороны, В. выступает как средство осуществления политики и именно осуществление определенной политики приводит к утверждению той или иной В. С другой, В. может носить не только политический, но и экономический или духовно-идеологический характер, не говоря уже о семейной или общественной власти неполитического характера. Наиболее важными и общими свойствами В. являются ее всеобщность, универсальность (т.е. охват ею всех сфер общественной жизни) и включенность, инклюзивность (т.е. проникновение во все виды деятельности). В обществе В. осуществляет общие организационные, регулятивные и контрольные функции.
Подробнее

Власть

Политический словарь
- одна из сторон неравенства в отношениях господства и подчинения, это - господство воли одних над волей других, а точнее - подчинение воли одних воле других, независимо от того, идет ли речь об отдельных индивидах, группах людей, классах, нациях или народах. позволяет обладающим ею осуществлять свою волю, оказывать решающее воздействие на подчиненных и таким путем добиваться собственной цели. Говоря о власти или шире - об отношениях господства и подчинения, важно выяснить по меньшей мере три вопроса. Во-первых, насколько детерминированы и неизбежны подобные отношения? А конкретнее: присущи ли такие отношения всей истории человечества или они представляют собой результат только определенных обстоятельств и существуют только на отдельных этапах развития человечества? Во-вторых, каким путем устанавливаются и как могут быть устранены те или другие формы властных отношений или отношений власти? В-третьих, в чем специфика государственной власти, господства и подчинения в государственнополитической сфере?Если говорить о естественноисторической обусловленности таких отношений - отношений господства и подчинения - то трудно отрицать, что везде и всюду, где речь идет о согласованных действиях нескольких человек, некоего сообщества людей (семья, род, племя, социальная группа, класс, нация или все общество), сама согласованность этих действий, независимо от того, идет ли речь о семейно-бытовой, трудовой или социально-политической деятельности, неизбежно предполагает подчинение деятельности всех определенной цели, а она представляет собой совместноколлективную или индивидуальную идею, которой добровольно или по принуждению подчиняют свою волю и основанную на этом подчинении жизнедеятельность все участники данного сообщества, без чего не может быть достигнута поставленная цель. Отношения господства и подчинения, т.е. властные отношения, или отношения власти, естественно присущи общественно-производственной , коллективистской природе человека, требующей от каждого в качестве платы за жизнь в обществе, в коллективе определенных жертв: необходимо приносить на плаху своей коллективности и разумно согласованной жизни в этом коллективе извечное, постоянное участие в отношениях господства и подчинения, без чего невозможна упорядоченная жизнь ни в каком (даже животном) коллективе. Очевидно, что отношения господства и подчинения, или властные отношения, будучи отношениями неравенства (ибо здесь всегда налицо господствующая и подчиняющаяся стороны), являются вовсе не историческим, а естественным, природным продуктом, они не возникают только с частной собственностью, а появляются вместе с обнаружением общественной природы человека, с необходимостью согласованности в действиях всех членов коллектива (семьи, трудового коллектива и т.д.). Другое дело, что они вполне могут обслуживать и обслуживают эксплуататорские отношения - отношения присвоения результатов труда одного человека другим. Весьма важным представляется второй вопрос: с помощью каких средств устанавливаются и разрушаются отношения господства и подчинения? В чем источники власти одних над другими, каковы средства и способы присвоения воли одних усилиями других? Парализовать или подчинить волю одних воле других можно разными средствами: через посредство чувств и с помощью разума, любовью и страхом, подкармливающим богатством и требующей сострадания нищетой, убеждением и принуждением. Человеческая история полна неопровержимых свидетельств не только того, как чувства любви и беспредельного обожания переплавлялись в рабское подчинение с тем, чтобы возвести сотворенное сердцем божество на вершину тиранической власти, но также и того, что все человеческие слабости и достоинства людей не раз служили незыблемыми пьедесталами для самой деспотической власти над своими жертвами, причем она не только возвышалась, но и падала вместе с ними. Третий вопрос - вопрос о государственно-политической власти. Совершенно очевидно, что проблема власти как таковой неизмеримо шире, чем проблема государственно-политической власти, ибо эта последняя представляет собой лишь частный случай - случай осуществления власти в обществе, где уже есть государство, а значит и группы, осуществляющие принуждение, насилие, господство или власть одной части общества над другой. Равным образом в таких условиях есть не только государство с его средствами принуждения, есть не только политика как отношения по поводу государства и осуществляемой уже через него власти, но и политические интересы, причем несовпадающие политические интересы разных социальных групп, стремящихся использовать государство как средство достижения своей цели. Государственная власть - не просто одна из разновидностей власти наряду с властью чувств, властью разума, властью предрассудков, отличающаяся тем, что она осуществляется с помощью насилия. Чаще всего государственная власть - это материализованная воля экономически господствующего класса, причем охватывающая всю территорию той или другой страны, все стороны развивающегося на данной территории общества. Она присуща этому классу не только из-за его экономической силы, не только потому, что он экономически мощнее других, но также и потому, что осуществить. укрепить и умножить свое могущество экономически господствующий класс не может иначе, как присоединяя к своей экономической силе и свое политическое господство. А сделать это можно, лишь придавая своим особым интересам характер всеобщности, делая свои устремления устремлениями действующего от имени всех государства, чтобы таким образом генерализировать собственные интересы и свою волю: ведь подчинив себе государственную власть, экономически господствующий класс достигает того, что осуществляемая во всей стране государственная власть и государственная воля - это его собственная воля, возведенная в государственный закон, во всеобщность. Если же кто не желает в это верить и не склонен этому подчиниться, есть орудия государственного принуждения, которые способны своими средствами убедить непокорных. Государственная власть - важнейшее орудие принуждения граждан, причем единственное в своем роде если иметь в виду могущество этого орудия, имеющего свои ответвления в любом районе, в любом населенном пункте страны, а также разноплановость его воздействия на граждан Ведь современная государственная власть - это не только армия, полиция, госбезопасность и другие вооруженные формирования призванные своими средствами защищать интересы и осуществлять волю, цели господствующей в стране общественно-политической силы. Не менее существенную роль в давлении на граждан, в реализации политики власть имущих играют самые разнообразные экономические, идеологические (радио, телевидение, пресса и т.д.) структуры. Если абстрагироваться от всех обоснований и рассуждений, доказывающих необходимость и важность государственной власти для нормальной жизни современного общества, и взглянуть на всю государственную власть как на многослойную надстройку, возвышающуюся над обществом и высасывающую из него налоги, то станет ясно: государственная власть со всеми своими ответвлениями и структурами, со своим все более многочисленным и продолжающем расти бюрократическим аппаратом - самый крупный господинугнетатель членов современного общества. - это способность конкретного руководителя заставить людей подчиняться себе. Законность - это уважение по отношению к правительству, суверенитет - это уважение по отношению к стране, a власть - это уважение по отношению к конкретному политическому руководителю. Только политическая власть (в отличие от политического влияния, манипуляций, уговоров и насилия) основывается на обязательствах народа подчиняться своему руководителю в силу законности его пребывания у власти. Рядовой подчиняется офицеру, водитель - регулировщику, а студент - профессору. Но не все люди подчиняются власти. Бывают рядовые, не подчиняющиеся дисциплине, среди водителей встречаются нарушители, а некоторые студенты не выполняют заданий. Хотя большинство людей чаще всего подчиняется тому, что, по их мнению, является законной властью. Иногда власть приходит со вступлением в должность, но и в этом случае ее нужно постоянно поддерживать. Равно как и законность, власть строится на психологических отношениях между людьми. Президент США получает большие полномочия уже потому, что он вступает в эту должность. Дж.Форду подчинялись и уважали его, несмотря на то, что он не избирался ни на пост вице-президента, ни на пост президента (являясь лидером меньшинства в палате представителей, он занял пост вице-президента, когда ушел в отставку Спиро Т.Эгню; а когда Никсон вынужден был уйти в отставку, он стал президентом). Но у его предшественника Р.Никсона, избранного на этот пост, возникли в этом отношении проблемы. Будучи замешанным в уотергейтском скандале 1972 г. Никсон испытал то, что называется падением авторитета исполнительной власти, причем настолько сильное, что больше не мог эффективно управлять страной, даже в том случае, если бы он был оправдан в ходе процедуры по вынесению импичмента в Сенате. Поэтому в 1974 г. он подал в отставку буквально за день до того, как ему должен был быть вынесен вотум недоверия. Президент не может управлять страной посредством указов - он должен добиться согласия и поддержки Конгресса, судебных властей, граждан ских служб и различных заинтересованных кругов. Когда Никсон лишился этой поддержки, его карьера как политика закончилась. Его правление становилось все менее и менее законным. Насколько зависит подчинение власти от страха быть подвергнутым наказанию? В конце концов рядовой может быть расстрелян, водитель осужден, а студент исключен из учебного заведения. В связи с этим возникает вопрос: что дает должностным лицам власть над другими людьми, используя которую, они могут отдавать приказы о наказании? Офицеру для этого необходима определенная структура командования, регулировщику нужна система судебного законодательства, а преподавателю в колледже понадобится система дисциплинарных взысканий, в соответствии с которой он может отдавать распоряжения о взыскании. Без всех этих структур должностные лица обладали бы совсем небольшими полномочиями Если офицер в припадке ярости отдаст приказ расстрелять рядового, то почти наверняка его приказ не будет выполнен. Ему скажут: "Сэр, это незаконный приказ, и вы не имеете никакого права его отдавать". И наоборот, если военный суд признает рядового виновным в дезертирстве с места ведения боевых действий, то он действительно может быть расстрелян, так как в данном случае приказ будет вынесен на законных основаниях. Просто быть должностным лицом недостаточно для того, чтобы тебе подчинялись. Человек, занимающий определенную должность, должен поддерживать к себе уважение. Трусливый или малодушный офицер, неуверенный в себе полицейский или нерешительный профессор никогда не смогут добиться полного подчинения. Для эффективного осуществления власти необходимо твердое, справедливое и разумное руководство. Малейший намек на коррумпированность подрывает власть. Следует заметить, что понятия законности суверенитета и власти взаимосвязаны. Если заходит речь об одном понятии, следует упоминать и другие, где исчезает одно, там обычно исчезают и другие. Что бы, например, случилось, если бы Никсон попытался остаться у власти путем блокирования расследования по уотергейтскому делу? Тогда все правительство США могло бы быть сочтено незаконным. Тогда вопрос о власти президента мог превратиться в вопрос о законности власти вообще. В 1958 г. ливанский президент К. Чамун, христианин, сделал попытку изменить конституцию своей страны для того, чтобы остаться президентом еще на один срок. В результате поднялось мусульманское восстание, и законность пребывания ливанского правительства у власти была серьезно подорвана. Впоследствии проблема осложнилась настолько, что был нанесен ущерб суверенитету Ливана.Крушение власти привело к крушению ее законности, что в свою очередь резко отрицательно сказалось на суверенитете страны. Президент Никсон поистине оказал своей стране услугу, вовремя подав в отставку. Если на минуту задуматься, то законность, суверенитет и власть можно представить себе как видоизменения первого понятия - законности.
Подробнее

Власть

Политический словарь
– в общем и широком смысле есть господство одного над другим или другими. Это господство может принадлежать: 1) на основании абсолютного превосходства перед всеми другими, такова власть Божия, 2) на основании относительного преимущества, вытекающего из закона природы, такова власть, например, родителей над малолетними детьми, 3) на основании относительного преимущества, вытекающего из узаконенного случайного факта, такова власть, например, господина над купленным или взятым в плен невольником. политическая или государственная, неизбежно возникающая на известной степени развития, принадлежит ко второй из указанных категорий, выражая естественное право общественного целого на подчинение частей. Государственная власть, единоличная или коллективная, представляет единство и целость данной общественной группы. Следовательно, значение власти связано с тем положением, что права и интересы целого должны быть определенным образом представляемы в отличие от частных прав и интересов, поскольку простая сумма сих последних еще не составляет общественного целого. Этот привходящий особый элемент единства может различным образом пониматься и допускаться в различной мере, но необходимое его существование едва ли подлежит серьезному спору. Практический вопрос здесь только в том, кем и как должна быть представлена верховная власть, носительница идей и интересов общественного целого. По наиболее распространенному в человечестве убеждению, политическая власть должна иметь высшую религиозную санкцию. Где и когда именно впервые секуляризировалась идея государственной власти – сказать трудно. Философский почин принадлежал, по всей вероятности, софистам. По Платону, верховная власть в государстве должна принадлежать мудрецам, а по Аристотелю, в ней должны участвовать все свободные граждане. Христианство вернуло государственной власти религиозное значение, но вместе с тем осложнило дело созданием независимого общественного целого – церкви со своей собственной верховной властью. На Востоке (в Византии) отношение двух властей фактически определилось так, что особая власть церкви осталась в потенциальном состоянии. На Западе самостоятельная духовная власть организовалась в виде постоянной папской монархии, имевшей притязание на абсолютное верховенство и потому неизбежно вступавшей в столкновение с монархией светской. Освобождение светской власти от духовной, подготовленное королевскими легистами, стало совершившимся фактом к концу Средних веков и было закреплено публицистами и философами 16 – 18 вв. В каждом человеческом союзе, каковы бы ни были его пределы, его происхождение и его призвание, можно встретить двоякого рода стремления: к свободе и к порядку. Свобода как стремление личности к самоопределению требует возможно большего торжества личного начала. Порядок как совокупность необходимых мер, ограничивающих свободу личности, существует для охраны целого и потому естественно направлен к торжеству общественного начала за счет личного. Порядок охраняется властью, но на ней лежит вместе с тем и обеспечение свободы. Действие власти в каждом союзе может обнаруживаться в трояком направлении: 1) в установлении и поддержании внутреннего порядка в союзе, 2) в осуществлении нравственных и материальных целей союза и 8) в поддержании его достоинства и интересов относительно других подобных союзов. Чем сложнее союз, тем сложнее организации власти, например, государственная власть представляется целым рядом учреждений. как организатор и охранитель порядка в соединениях людей должна располагать известной нравственной и материальною силою или могуществом. Сила эта может проявляться: 1) в виде нравственного требования известных обязанностей от членов союза, 2) в виде применения внешней силы для поддержания указанных требований. Слово власть часто употребляется в смысле силы или могущества. Результатом смешения этих понятий является иногда отождествление власти с силой, влекущее за собой потерю того нравственного и прогрессивно-культурного значения, которое свойственно власти как необходимому элементу организации. Отсюда происходит также противоположение власти и свободы или власти и права: расширение свободы и личных прав считается умалением или упразднением власти. То же смешение понятий власти и силы отражается, наконец, на неверном определении «сильной» и «слабой» власти. Под именем сильной власти разумеется не та, которая удовлетворяет всем указанным выше целям, а та, которая не допускает свободы и не благоприятствует развитию личных прав, наоборот, слабой властью считается та, с которой совместимо широкое развитие индивидуальной свободы. Другими словами, сильная власть отождествляется с деспотической и произвольной, а слабая – с правовой. История достаточно ясно показала ошибочность такого отождествления этих понятий. Если сравнить, например, власть европейских конституционных правительств с властью восточных деспотий, то, очевидно, первая окажется сильнее последней в смысле осуществления задач власти: поддержания порядка, содействия материальным и духовным целям союза, защиты его достоинства. Государственная власть является специфическим признаком государства, выделяющим его из ряда других союзов. Существенными признаками государственной власти является ее независимость во внешних сношениях, свобода от постороннего вмешательства, и независимость во внутренних отношениях, подчинение всякой частной воли воле государственной власти. Во всякой первичной политической организации можно найти три основных элемента: главу союза, старейшин и народный сход или собрание. Сообразно тому, какой из этих элементов преобладает над остальными, получается тип политической организации, а, следовательно, и политической власти. Исключительное господство главы союза создает власть патриархальную или, на позднейших ступенях развития, власть абсолютно-монархическую, деспотическую. Такое же господство людей, выдающихся по возрасту, знанию, богатству или происхождению, ведет к власти старейшин, власти мудрых или лучших людей (аристократия), власти богатых (плутократия), власти немногих (олигархия), основанной обыкновенно на происхождении (знатные роды). Наконец, при господстве всех свободных людей, составляющих данный союз, является демократия, охлократия. Начиная с древних философов, делаются попытки классификации власти по самому ее характеру. Аристотель провел деление на правильные и неправильные формы правления, смотря по тому, имеет ли власть в виду благо всех или интересы одной группы населения. Взгляд Аристотеля усвоен Полибием, который учил, что всякая власть, монархическая, аристократическая или демократическая, вырождается вследствие наклонности людей злоупотреблять властью и порчи правящих лиц и классов. Панацею против упадка и порчи Полибий и Цицерон видели в смешанной форме правления, при которой власть распределяется между указанными выше тремя основными элементами социальной организации. Значение французской революции для определения понятия власти было троякое: 1) окончательно определился публичный характер государственной власти в противоположность тому частноправовому характеру ее, который господствует в эпоху феодального и даже абсолютного государства, 2) установлены пределы этой власти (частные и политические права, 3) самое отправление так называемых функций власти распределилось между различными учреждениями. Ввиду неделимости государственной власти не совсем точны также выражения: власть законодательная, власть судебная, власть административная, правильнее говорить о различных функциях одной и той же государственной власти. Вторая половина 19 в. выдвинула на первый план вопрос о формах деятельности власти. Упрочение конституционализма стали видеть не столько в ограничении власти (представительные учреждения, разделение властей), сколько в установлении ее правомерности. В последнее время увеличивается число защитников власти как организатора порядка в ущерб свободе отдельных лиц.   
Подробнее

Власть

Политический словарь
- один из важнейших видов социального взаимодействия, специфическое отношение по крайней мере между двумя субъектами, один из которых подчиняется распоряжениям другого, в результате этого подчинения властвующий субъект реализует свою волю и интересы. (Словарь, с. 34-36)
Подробнее

Власть

Политический словарь
- способ управления людьми, при котором распоряжение руководителя обязательно для исполнения подчиненным ему лицом.
Подробнее

Власть

Политический словарь
- это волевое отношение между людьми, при котором один человек воздействует на другого с целью заставить его поступать определенным образом. есть влияние особого рода, и эта особенность заключается в свойстве принудительности власти. Властные отношения объективно присущи общественной жизни. Человек ограничивает свои действия и подчиняется власти природы, общества и власти другого человека, общностей людей. В основе подчинения одного человека другому лежит естественное и социальное неравенство. При естественном неравенстве власть всегда носит характер межличностного взаимодействия, она персонифицирована, а при сознательном она теряет персонифицированную форму, поскольку является социальным институтом. как волевое отношение, способность заставить человека поступать определенным образом, форма организации индивидуальной и общественной жизни присуща личности как субъекту свободной, целесообразной, мотивированной осознанием необходимости изменения обстоятельств жизни и себя самой. Она естественно присуща человеку, хотя это не означает ее разумного применения вовне. Проблема состоит в том, что человек часто не задумывается о своих волевых устремлениях, возможностях и способностях, реализуя их автоматически. Кроме того, он часто осознает свое право на власть в случаях нарушения его интересов и необходимости борьбы за восстановление попранных прав и свобод, включение в сферу коллективных действий, когда происходит очевидное "наложение" воль и возникает ситуация выбора путей деятельности, механизмов и средств осуществления индивидуального интереса, интегрированного в конкретное целое: социальный слой, группу, государство, общество и т.п. Тем самым присущая человеку потребность власти вовлекается в орбиту различных форм общественной власти. Видов общественной власти множество: экономическая, социальная, политическая, духовная, военная, семейная, национальная и др. Источниками власти могут быть сила, богатство и информация, знания, занимаемая должность и пр. В постиндустриальных странах знания и информация становятся основным продуктом развития общества, производства. Информационная революция рассматривается в качестве предпосылки антропологической революции.
Подробнее

Власть

Социологический словарь
- англ. power; нем. Macht. Способность и возможность для индивида  или группы осуществлять свою волю, оказывать воздействие на других людей независимо от их согласия или несогласия (М. Вебер). См. ВЛИЯНИЕ. 
Подробнее

Власть

Философский словарь
- в классических философских концепциях - особое отношение между людьми, способность осуществлять свою волю. Традиция интерпретации В. в терминах воли (субъективной или коллективной) и дихотомии "господин - раб" восходит к Платону и Аристотелю. Преодолевая доминировавшие в средневековье сакральные представления о В., Макиавелли выдвинул идею о светском характере В., необходимой для сдерживания эгоистической природы человека и определяемой тактическими соображениями в отношениях "государь - подданные". В доктрине европейского либерализма (Локк, Гоббс и др.) нашли свое развитие рационалистические взгляды на природу, источники и функции В. Работы Маркса и Энгельса сместили акценты на исследование политической В., основанной на классовых антагонизмах и определяемой в конечной счете материально-производственными отношениями. Проблема В. была систематически проанализирована в социологии М. Вебера, который ввел понятие легитимности господства (признания В. управляемыми индивидами), выделил легальный, традиционный, харизматический виды, а также личностный и формально-рациональный типы В. В настоящее время при анализе В. принято рассматривать в качестве видов политическую, экономическую, государственную, семейную В., учитывать различные ее формы (господство, руководство, управление, организация, контроль) и методы (авторитет, право, насилие). Неклассические философские версии В. связаны со снятием оппозиции "правитель - подчиненный", пересмотром понимания В. как чисто идеологического, подконтрольного разуму феномена и рассмотрением ее в более широких философских контекстах. С первым наброском такого подхода выступил Ницше. Он дезавуировал деятеля-субъекта как "присочиненного" к волевому акту. Безличная сила "воли к В." лежит, по Ницше, в основании существования; познание мира, будучи "волей к истине", оказывается формой проявления иррационального полифункционала "воли к В.". Идеи генеалогического исследования В. (по Ницше) были восприняты современной французской философией от структурализма до "новых левых". Фуко, исследуя комплексы "В. - знания", рассматривал "структуры В." как принципиально децентрированные (лишенные иерархически привилегированной точки - Суверена) образования, специфика которых в том, что они - "везде". Эта "вездесущность" В. задает ее новое видение как лишенного теологического измерения самоорганизующегося процесса взаимоориентации, конфликтующих отношений, пронизывающего силовыми полями весь социум. Природа В., по Фуко, обращена к сфере бессознательного, существуя в модусе самосокрытия, она обнаруживает свои подлинные "намерения" на микроуровне социальной жизни (классификация удовольствия, ритуал исповеди, локализация секса и т.п.), на поверхности кристаллизуясь в государственные институты и социальные гегемонии. Р.Барт развивает и перерабатывает в русле "политической семиологии" ницшеанские интуиции об укорененности В. в "самом начале языка". Он демонстрирует, что язык, считающийся нейтральным средством коммуникации, на самом деле пропущен через механизмы вторичного означивания (идиоматические смыслы, жанровые конвенции и т.п.), имеющего идеологическую природу и обеспечивающего языку социальную действенность и статус дискурса. Таким образом, В., по Р.Барту, осуществляется в форме дискурсивных стратегий, на службе у которых оказывается индивид в силу самого факта употребления языка, и которые в совокупности образуют первичный уровень принуждения. Более радикальные трактовки В. содержатся в работах Делеза и Гваттари (В. как субпродукт "производства желания"), проясняющих бытийные аспекты В. через образы "В. ткани", "В. организма" и т.д. Общая направленность неклассических концепций В. заключается в выявлении форм и методов принуждения, осуществляемых помимо сознания индивидов, что определяет переход от попыток дефиниции В. к ее систематизированному описанию. [См. также "Надзирать и наказывать" (Фуко), "Фуко" (Делез), Фуко.]
Подробнее

Власть

Философский словарь
- специализированная форма деятельности (а также аспект многих других форм деятельности), направленная на организацию воспроизводства интеграции общества прежде всего через поддержание, укрепление организационных связей, через соединение части и целого. В., воплощаемая в разных культурных формах (в преклонении тотему, харизматическому вождю, в партиципации, в личной ответственности за целое и т.д.), осуществляется в процессе преодоления дуальной оппозиции между полным подчинением общества авторитаризму, возможно, в его крайних формах и максимально развитой высокой ответственностью личности, ее способностью принимать решения за целое. В принципе сила и возможности В. содержатся не в ней самой (основное заблуждение массового сознания), а в возможности решить медиационную задачу, т.е. в способности постоянно быть "своей" для массового сознания, совершать поступки, которые от нее ожидают (или убедить массы посредством идеологического манипулирования, что В. - именно то, за что ее принимают) и одновременно обеспечивать интеграцию общества. В. в большом обществе традиционной цивилизации осуществляется поддержкой древних ценностей, обеспечивающих господство структуры над функцией. Господство либерального идеала требует опоры В. на ответственную и квалифицированную личность. В этом случае структура В. подчиняется ее функциям. Общество промежуточной цивилизации, отягощенное расколом, пытается сочетать противоположные принципы формирования В., делая на разных этапах ударение на том или ином варианте. В пользу В. действует рост утилитарных представлений о ее полезности как источнике благ и как гаранте порядка, возможности нормального существования. Существование раскола в обществе выражается, в частности, массовом негативном отношении к В., в рассмотрении ее как воплощения зла, как собраний всех пороков. Например, Пикуль (первый после Пушкина и Толстого автор, составляющий гордость домашних библиотек советского человека - Кн. обозрение. 1987. N17, с.4) в книге "У последней черты" (1979) изображает власть как настоящий шабаш, разрушающий все живое, как вакханалию зла всех мыслимых типов, собрание корыстолюбцев, жуликов, развратников, дураков, алкоголиков, иностранцев. Все они лишены государственного сознания и используют В. для своих гнусных целей. В. занята распродажей России, а Распутин - игрушка закулисных сил, в первую очередь сионистов. Эту книгу ввиду ее исключительной популярности можно рассматривать как отражающую ценности массового сознания. Она как бы говорит, что нельзя серьезно рассматривать действия власти как достойную уважения ответственную деятельность, необходимую для общества, и от нее следует держаться подальше, замыкаться в локальных сообществах. При переходе от одного этапа к последующему имеет место перемещение центра власти по оси между первым лицом и локальными мирами, а также по оси между синкретическим государством и элементами правового государства. Проблема этих переходов заключается не только в способности одних отказаться полностью или частично от власти, но и в способности других поднять это бремя.
Подробнее

Власть

Бизнес словарь
право распоряжения, управления посредством наделенных полномочий, обеспеченных законодательными нормами.
Подробнее

Власть

Большой Энциклопедический Словарь
в общем смысле способность и возможность оказывать определяющеевоздействие на деятельность, поведение людей с помощью каких-либо средств- воли, авторитета, права, насилия (родительская власть, государственная,экономическая и др.); политическое господство, система государственныхорганов.
Подробнее

Власть

Исторический словарь
авторитет, обладающий возможностью подчинять своей воле, управлять или распоряжаться действиями др. людей. Христианство признает один источник власти - Бога, свидетельствующего о Себе: "У Меня отмщение и воздаяние... Я - и нет Бога, кроме Меня: Я умерщвляю и оживляю, Я поражаю и Я исцеляю, и никто не избавит от руки Моей" (Втор. 32:35, 39). "Что Бог... Вседержитель, все надзирающий, Промыслитель обо всем, имеющий власть над всем Судия - мы, конечно, и знаем, и исповедуем", - писал еще в VIII в. прп. Иоанн Дамаскин в "Точном изложении православной веры". Эта высшая неограниченная самодержавная власть Бога промыслительно охватывает бытие мира во всех подробностях. "Промысл есть воля Божия, по которой все сущее целесообразным образом управляется, - продолжал святой Иоанн. - Но одно из того, что подлежит Промыслу, бывает по благоволению, другое - по снисхождению. По благоволению - то, что беспрекословно хорошо; видов же снисхождения - много". Снисхождением святой отец называет в своем сочинении попущение Божие. Итак, источник власти один - Бог. Люди сами по себе не являются источниками власти, как бы много их ни было, в каком бы взаимном согласии они ни находились. Народовластие, "народное представительство", с точки зрения христианства, - абсурд. Народ не может никому поручить свою "власть", ибо у него этой власти просто нет. Но единый Божественный источник власти предполагает два ее вида. Первый, "по благоволению", - "беспрекословно хорош". Это власть богоугодная, находящаяся в соответствии с Законом Божиим, то есть законная. Об этой власти в Евангелии сказано: "Слово Его было со властию" (Лк. 4:32), "дал им силу и власть над всеми бесами" (Лк. 9:1), "Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи" (Мф. 9:6). Эта христианская власть направлена всецело ко благу людей. Ее государственным воплощением и является русское самодержавие. Свидетельствуя о своем "подзаконном" отношении к заповедям Божиим самим фактом утверждения власти Царя в Таинстве Миропомазания, самодержавие не имеет своих "самостоятельных" нецерковных идеалов и целей. Вопреки расхожему взгляду, православная государственность России не претендовала на самоценность, в идеале смиренно довольствуясь ролью "ограды церковной". Целью такой власти является всемерное содействие попыткам приблизить жизнь народа во всем ее реальном многообразии к евангельскому идеалу. Иными словами, цель богоугодной власти - содействие спасению душ подданных, в соответствии со словами Божиими: "Не хощу смерти грешника, но еже обратися нечестивому от пути своего, и живу быти ему" (Иез. 33:11). Однако есть в мире другая власть. Искушая Христа Спасителя господством над миром, сатана прельщал Его, говоря: "Тебе дам власть над всеми сими царствами и славу их, ибо она предана мне". Источник этой сатанинской власти - попущение Божие. Сатана только временный ее владелец, он сам свидетельствует, что она ему лишь дана. "Ибо часто Бог попускает, чтоб и праведник впал в несчастия", - говорит прп. Иоанн Дамаскин. Эта попущенная Богом по Одному Ему ведомым причинам беззаконная (противная Закону Божию) власть губительна для народа, всецело направлена к погибели подвластных ей людей. Осмысление религиозного содержания власти стало одной из первоочередных забот Руси после Крещения. Этой теме посвящено уже "Слово о вере христианской и латинской" прп. Феодосия Киево-Печерского, написанное в промежутке между 1069 и 1074 как поучение вел. кн. Изяславу Ярославичу, которого послы папы римского пытались склонить к католичеству. В "Слове" на первый план выдвигаются вопросы о долге власти защищать истинную веру и об обязанностях князя-христианина, в частности. Показательно, какое трепетное отношение вызывает вопрос чистоты православного вероисповедания. Католики в "Слове" не называются христианами, "латыньская" вера противопоставляется "хрестьянской", как тьма - свету. "Княже боголюбивый, - начинает поучение святой подвижник, подчеркивая, что обращается к князю как к ревностному христианину, предлагая ему задуматься об обязанностях, налагаемых достоинством властителя. - Нет другой веры лучше нашей - такой, как наша чистая и святая вера православная... Не следует, чадо, хвалить чужую веру! Если кто хвалит чужую веру, тем самым он свою хулит... Если тебе скажет спорящий: "И ту, и эту веру Бог дал", - то отвечай ему так: "Ты, кривоверный, считаешь и Бога за двоеверца. Так не слышал ли ты, окаянный, развращенный злой верой, что говорится в Писании: един Бог, едина вера, едино крещение!" Настаивая на самой жестокой позиции там, где дело идет о защите веры, прп. Феодосии не менее строго внушал князю мысль о необходимости милосердия и любви в вопросах гражданских. "Подавай милостыню не только единоверцам, но и чужим. Если увидишь раздетого или голодного, или больного лихорадкой, или одержимого какой-либо другой бедой, даже если это будет иудей... - всякого помилуй и от беды избавь, если можешь, и не оставит тебя Бог без вознаграждения". Ход мысли прост: первый долг христианина - сделать все для спасения души. "Человек - олицетворенный долг", - говорили святые отцы. Выполняй, по мере сил, свой долг перед Богом, и спасешься". Князь, как имеющий от Бога власть, должен будет ответить за то, как он ее использовал - во благо ли? есть лишь особое служение, источник дополнительных религиозных обязанностей. Князь распорядится властью достойно, богоугодно, если употребит ее на защиту веры и помощь нуждающимся, - таков, вкратце, вывод преподобного Феодосия. Его поучение стоит первым в длинном ряду древнерусских литературных памятников, сохранивших для нас многочисленные наставления на эту тему. на Руси всегда осознавалась не как предмет тщеславных вожделений, награда самым наглым, хитрым и беспринципным бойцам политического ринга, не как бездонная кормушка для чиновников и бюрократов, но как религиозное служение заповедям справедливости и добра, как "Божие тягло". "Гордости не имейте в сердце своем и в уме, - писал в 1117 вел. кн. Владимир Мономах, поучая княжичей, как надо относиться к власти, - смертные все, сегодня живы, а завтра в гробу, все, что имеем, Ты, Господи, дал. Не наше, но Твое поручил нам еси на мало дней". Эта мысль, что князь (царь, любой "власть имеющий") лишь распорядитель власти, данной Богом, и ответчик перед Ним за врученную его попечению страну и людей, - лежала в основе самовоззрения всякой законной власти на Руси. Такое ее осмысление невозможно в рамках атеистического, рационального, материалистического мировоззрения. К нему не способны люди, ставящие во главу вещественные, материальные интересы быта и низшие потребности человеческого естества, отвергая христианскую духовность. Русская история учит, что общество, желающее сохранить в себе державные черты, должно признавать - верховная власть в стране принадлежит не партии какой-нибудь, не организации или сословию и даже не народу в целом: она принадлежит основополагающим принципам нравственности. "Не лги!", "Не воруй!", "Не блуди!", "Не скупись!", "Не завидуй!", "Не злобься!", "Не гордись!" - вот что должно определять нашу жизнь. Это хорошо понимали русские люди уже много веков назад. "Кому уподоблю великого сего князя Димитрия Ивановича, - вопрошает автор жития св. Димитрия Донского, современник князя. - Ты чистоту соблюл, и будучи рабом Божиим, Божий (врученный Господом. - Примеч. авт.) престол соблюл, явившись державным господином земли Русьской". Эта нравственная чистота, это обоюдное - со стороны народа и власти - признание над собой верховенства Закона Божия есть основа их единения не за страх, а за совесть: в горе и в радости, в блеске величия и пред лицом исторических испытаний и потрясений. Конституцией Православной России всегда были Заповеди Божий. В евангельских заповедях Сам Господь Бог явил людям Свою святую волю, и потому-то иного источника власти христианство не признает впредь. Именно эту власть воплощал в своем лице Помазанник Божий - Русский Царь. Вот отчего тяготела всегда российская государственность к Самодержавной форме устроения. Русское Самодержавие - система не столько политическая, сколько религиозная, свидетельствующая о высоте нравственных воззрений народа на природу и цель власти. При таком воззрении место самого народа в государственном и общественном организме Русской державы было всегда гораздо более ответственным и почетным, нежели то, которое предлагают ему иные льстивые радетели "народовластия". В своей соборной полноте он являлся живым хранителем святынь религиозной нравственности в их жизненно-практической, бытовой, повседневной определенности. И такое служение народ не прекращал никогда. Потому-то и сегодня, несмотря на дьявольские усилия по растлению России, жива еще русская душа и есть прочная основа для возрождения страны. Препятствием на таком пути (как бы это ни казалось странным нынешнему общественному мнению) является прежде всего миф о "народовластии". Этот принцип на деле неосуществим. Ответьте мне, русские люди, положа руку на сердце: кто из вас чувствует себя сегодня "власть имеющим"? Лозунг народовластия - всего лишь лукавая приманка для доверчивых, ширма, за которой обделывают свои мрачные делишки политиканы, без чести и совести грабящие народ "от имени народа". Так что давайте скажем честно - никому народ своей власти не препоручал по той простой причине, что власти у него никогда не было. В России во все века Церковь была заинтересована в сильной, здоровой и ответственной власти. Не из подобострастия, конечно, а потому, что такая власть - это мир вместо гражданских конфликтов и войн, это возможность воспитать из русских детей достойных граждан, а не безродных рвачей и беспамятных себялюбцев, это возможность научить русских девушек быть верными женами и любящими матерями, а не размалеванными блудницами, это возможность спокойно и внятно объяснить людям, что смысл жизни - в спасении души, то есть в творении добра и правды, а вовсе не в бешеной гонке за деньгами и славой. Такая власть всегда укрепляла на Руси свое единство с народом бережным отношением к его святыням. Потому-то их взаимоотношения даже в худшие времена быстро теряли характер конфликта, недоверия и отчуждения, без лишнего труда становясь отношениями со-служения, со-работничества на ниве Божией, угождения Господу в делах правды и благочестия. "Душа каждого человека - от рождения христианка", - говорили Святые Отцы. Здоровые нравственные понятия любого из нас неизбежно тяготеют к евангельскому идеалу. Воцерковление же дает точку опоры этому природному тяготению, сообщает нравственным понятиям стройность, полноту и определенность. На попечительном, отеческом отношении Церкви к духовно-нравственной стороне государственной и общественной жизни веками основывалась "симфония властей" - светской и духовной. Эта симфония есть такое их взаимное отношение, когда каждая несет полноту ответственности в своей области, в то же время взаимно поддерживая, дополняя и обогащая друг друга. К этому идеалу не может не стремиться Церковь, ибо в нем воплощен многотысячелетний опыт христианской национальной государственности - человеколюбивой и сострадательной, в отличие от той беспощадной системы, которую в России ныне пытаются прикрыть фиговым листком "демократии". Митрополит Иоанн (Снычев)
Подробнее

Власть

Исторический словарь
-духовная сила (Лк 4.36). В мирском понимании-это подчинение и подавление, основанное на страхе. Первое-это Божественный дар (Ин 1.12; 10.18), второе-это человеческое стремление воспользоваться этим даром в личных или партийных (что в конечном итоге одно и то же) целях. В первом смысле власть принадлежит Богу (Мф 28.18; Рим 13.1), во втором-диаволу (Лк 4.6). В первом смысле она осуществляется Божией милостью, любовью, долготерпением; во втором-обманом и насилием. Понятие власти в умах людей, оставивших страх Божий, соединено лишь с подчинением человека человеку. Человек в процессе культурного и технического «прогресса» начал считать одного себя хозяином всего. Он стремится к господству не только над «природой», но прежде всего над равными себе. Человек, даже будучи всем обеспечен, не удовлетворяется этим и старается подчинить себе других. Человек во всю свою историю боролся только за власть. Но по слову Божию власть человеку дана только над животными и над землею (Быт 1.26,28), а также над женой (Быт 3.16). Земная власть некогда осуществлялась царями и царская власть символизировала собой высшую, Божию власть. Стремление же в последнее время распределить власть между всеми и стремление каждого ей пользоваться есть проявление все возрастающего культа самовозвеличения (почти обожествления) человека-самого вызывающего идолопоклонства. И чем величественнее и свободнее кажется себе человек, тем он больше оказывается под властью той силы, которая царит в этом мире-сатаны. Но несмотря на трудность выделения в современном мире «кесаря», Христово правило остается неизменным: «Отдавайте кесарево кесарю, а Божие-Богу» (Мф 22.21). Поскольку власть-духовная сила, ранние богословы (например, Дионисий Ареопагит) причисляли престолы (господства), силы и власти (начальства) наравне с серафимами, херувимами, Ангелами и Архангелами к чинам (или степеням) Ангельским. В этом смысле к понятию власти прымыкает и понятие имени (Еф 1.21). (См. идолопоклонство, сила, Рим 8.38, а также таблицу ниже)      Мф 1Пет 2Пет Иуд 1Кор Еф Еф Кол Кол Кол 20.25 3.22 2.10 8 15.24 1.21 6.12 1.6 2.10   2.15 Ангелы + престолы + господства +                                               + + власти + + + + + + + + + начальства + + + + + + + + силы + +    +
Подробнее

Власть

Исторический словарь
- способность оказывать воздействие на кого-либо, используя авторитет, силу, права. политическая или государственная - это способность подчинить действия людей воле всего общества или его части при помощи государственного принуждения.
Подробнее

Власть

Исторический словарь
— божественное установление для отражения зла и содействия добру, почему христиане побуждаются быть покорными ей ради Господа (1 Пет. 2:13 и дал ) и по совести (Рим. 13:1 и дал.). «Бог низлагает царей и поставляет царей» (Дан. 2:21) и «существующие власти (будь это и He-рана, как во время апостола Павла) от Бога установлены». Навуходоносор на известное время был призван и облечен силою от Бога; заметь Иер. 27:6 и дал.: «Все народы будут служить ему и сыну его, и сыну сына его доколе не придет время и его земле и ему самому». Поэтому облеченные от Бога властью лица и называются в Св. Писании — богами (Срав. Исх. 21:6; Пс. 81.6; Иоан. 10:34); далее, они называются щитами (Ис. 46:10); спасителями (Суд. 3:9); пастырями (Чис. 27:17); отцами земли (Быт. 45:8, евр. пер.) и т. д.
Подробнее

Власть

Политический словарь
- способность отдельных индивидов или членов групп достигать определенных целей и реализовывать свои интересы в рамках социальных отношений, не считаясь с оказываемым сопротивлением. - это волевое отношение между людьми, при котором один человек (или какой-либо субъект) воздействует на другого с целью заставить его поступать определенным образом. Особенность властного влияния (в его отличии от других форм влияния) заключается в его принудительности.
Подробнее

Власть

Политический словарь
- один из важнейших видов социального взаимодействия, специфическое отношение по крайней мере между двумя субъектами, один из которых подчиняется распоряжениям другого, в результате этого подчинения властвующий субъект реализует свою волю и интересы. Необходимость В. обусловлена сущностью человеческого общения, предполагающего подчинение всех участников общения единой воле с целью поддержания целостности и стабильности общества. Ее основные свойства: всеобщность (В. функционирует во всех сферах человеческого общения) и инклюзивность (В., проникая во все виды человеческой деятельности, соединяет и противопоставляет социальные группы и отдельных индивидов). Существует несколько исторических форм В.: анонимная В., "распыленная" среди членов примитивного общества; индивидуализированная В., возникающая с усложнением процессов разделения труда и появления новых видов деятельности; институализированная В., опирающаяся на деятельность специальных институтов, которые выполняют определенные функции. В современной политической науке выделяется еще одна форма В. - "надгосударственная" В., представленная законодательными (Европарламент) и исполнительными (Комиссия Европейских Сообществ) институтами, властные полномочия которых распространяются па территорию и население более десятка европейских стран. В политологической литературе выделяют три аспекта В.: директивный - господство, обеспечивающее выполнение приказа, директивы; функциональный - способность и умение практически реализовать функцию общественного управления; коммуникативный - общение, определенный "язык", который понятен всем сторонам властного общественного отношения. В структуру В. входит ее источник, субъект - объект, функции, основания и ресурсы. Источник В. - властное первоначало. В качестве источников В. могут выступать авторитет, сила, закон, богатство, знание, престиж, социальный и политический статус, тайна, интерес и т.д. Субъект В. (индивид, организация, социальная общность и др.) воплощает в себе ее активное, направляющее начало. Субъект определяет содержание властного отношения через: 1) приказ (распоряжение) как властное повеление подчиниться воле субъекта власти; 2) подчинение как подведение частной воли под всеобщую волю власти; 3) наказание (санкции) как средство воздействия на отрицание господствующей воли; 4) нормирование поведения как совокупность правил в соответствии с всеобщим интересом. Объектом В. может быть отдельный индивид, социальная группа, класс и т.д. Функциями В. являются: господство, руководство, регуляция, контроль, управление, координация, организация, мобилизация и т.д. Под основаниями В. понимаются ее база, источники, на которые опирается властная воля субъекта. Ресурсы В. - это реальные и потенциальные средства, которые используются (или могут быть использованы) для укрепления самой В. и ее оснований. В. бывает экономической, политической, правовой, духовной, семейной и т.д. Субъектами В. выступают руководители предприятий, фирм, политических партий и профсоюзов, видные церковные иерархи, функционеры государственной администрации и т.д. Для регулирования отношений между управляющими и управляемыми используется понятие "этос власти", под которым понимается поле руководящих начал, правил, образцов, эталонов регуляции и инспирации групповой жизни на основе силовых механизмов и волевых (принудительных, побудительных) решений, которые вытекают из чьих-л. интересов, проводят, отстаивают их, отвечают им.
Подробнее

Власть

Политический словарь
в общем смысле способность и возможность оказывать определяющее воздействие на деятельность, поведение людей с помощью каких-либо средств - воли, авторитета, права, насилия (родительская власть, государственная, экономическая и др.); политическое господство, система государственных органов.
Подробнее

Власть

Политический словарь
- форма организации общественных отношений, при которой один элемент этих отношений способен влиять на поведение другого с помощью авторитета, права или насилия.
Подробнее

Власть

Психологический словарь
1. Назначенная и законная власть, действующая внутри социальной системы. 2. Индивидуум, который наделен такой властью. Социологи и социальные психологи выделяют различные формы власти; некоторые основные типы приводятся ниже.
Подробнее

Власть

Психологический словарь
- одно из ключевых понятий политической психологии, отражает ресурс влияния одних людей над другими. Имеется большое количество определений власти. Самое общее, данное Б. Расселом, гласит: " - достижение намеченного эффекта".
Подробнее

Власть

Психологический словарь
- один из важнейших видов социального взаимодействия, специфическое отношение по крайней мере между двумя субъектами, один из которых подчиняется распоряжениям другого, в результате этого подчинения властвующий субъект реализует свою волю и интересы. (Словарь, с. 34-36)
Подробнее

Власть

Психологический словарь
(power) В. определяется как способность или возможность оказывать влияние на др. при одновременном противодействии их влиянию и относится к важнейшим мотивам челов. деятельности и взаимоотношений. В сочетании с др. переменными (такими как аффилиация, торможение и аспекты зрелости), как утверждают Де Чармс и Мьюр, понятие В. позволяет объяснить значительную часть челов. поведения. Эти авторы в своем определении В. акцентировали мотивационные аспекты, описывая ее как потребность оказывать влияние и озабоченность влиянием др. Мак-Клелланд, напр., выдвинул гипотезу о существовании важного отношения между В. и соц. зрелостью. Он постулировал 4 стадии власти, к-рые, как он полагал, связаны с уровнями зрелости индивидуума. Помимо прочего, эти усилия помогли озвучить важное для объективной психологии мнение: такое понятие, как В., не является ни хорошей, ни плохой характеристикой. См. также Агрессия, Локус контроля, Насилие С. Берент
Подробнее

Власть

Социологический словарь
- любая закрепленная социальными отношениями возможность настаивать на своем даже при наличии сопротивления, независимо от того, в чем эта возможность выражается.
Подробнее

Власть

Социологический словарь
- это влияние  на основе закона  или традиции,  т.е. нефизическое воздействие, оказываемое на других людей в рамках закона или обычая.
Подробнее

Власть

Социологический словарь
- в классических философских концепциях  - особое отношение  между людьми, способность осуществлять свою волю. Традиция  интерпретации В. в терминах воли (субъективной или коллективной) и дихотомии "господин - раб" восходит к Платону  и Аристотелю. Преодолевая доминировавшие в средневековье сакральные представления о В., Н.Макиавелли выдвинул идею о светском характере В., необходимой для сдерживания эгоистической природы человека  и определяемой тактическими соображениями в отношениях "государь - подданные". В доктрине европейского либерализма  (Дж.Локк, Т.Гоббс и др.) нашли свое развитие  рационалистические взгляды на природу, источники и функции В. Работы Маркса и Энгельса сместили акценты на исследование  политической В., основанной на классовых антагонизмах и определяемой в конечной счете материально-производственными отношениями. Проблема  В. была систематически проанализирована в социологии М. Вебера , который ввел понятие  легитимности господства (признания В. управляемыми индивидами), выделил легальный, традиционный, харизматический виды, а также личностный и формально-рациональный типы В. В настоящее время  при анализе  В. принято рассматривать в качестве видов политическую, экономическую, государственную, семейную В., учитывать различные ее формы (господство,  руководство,  управление,  организация,  контроль)  и методы  (авторитет,  право,  насилие) . Неклассические философские версии В. связаны со снятием оппозиции "правитель - подчиненный", пересмотром понимания В. как чисто идеологического, подконтрольного разуму  феномена и рассмотрением ее в более широких философских контекстах. С первым наброском такого подхода  выступил Ф.Ницше. Он дезавуировал деятеля-субъекта как "присочиненного" к волевому акту. Безличная сила  "воли к В." лежит, по Ницше, в основании существования; познание  мира, будучи "волей к истине", оказывается формой проявления иррационального полифункционала "воли к В.". Идеи генеалогического исследования В. (по Ницше) были восприняты современной французской философией от структурализма  до "новых левых". М.Фуко  , исследуя комплексы  "В. - знания", рассматривал "структуры В." как принципиально децентрированные (лишенные иерархически привилегированной точки - Суверена) образования, специфика которых в том, что они - "везде". Эта "вездесущность" В. задает ее новое видение как лишенного теологического измерения самоорганизующегося процесса  взаимоориентации, конфликтующих отношений, пронизывающего силовыми полями весь социум.  Природа В., по Фуко, обращена к сфере бессознательного, существуя в модусе самосокрытия, она обнаруживает свои подлинные "намерения" на микроуровне социальной жизни (классификация  удовольствия, ритуал  исповеди, локализация секса и т.п.), на поверхности кристаллизуясь в государственные институты  и социальные гегемонии. Р.Барт развивает и перерабатывает в русле "политической семиологии" ницшеанские интуиции об укорененности В. в "самом начале языка" . Он демонстрирует, что язык, считающийся нейтральным средством коммуникации, на самом деле пропущен через механизмы вторичного означивания (идиоматические смыслы, жанровые конвенции  и т.п.), имеющего идеологическую природу и обеспечивающего языку социальную действенность и статус  дискурса.  Таким образом, В., по Р.Барту, осуществляется в форме дискурсивных стратегий, на службе у которых оказывается индивид  в силу самого факта  употребления языка, и которые в совокупности образуют первичный уровень принуждения. Более радикальные трактовки В. содержатся в работах  Делеза и Гваттари (В. как субпродукт "производства желания"), проясняющих бытийные аспекты В. через образы  "В. ткани", "В. организма" и т.д. Общая направленность неклассических концепций В. заключается в выявлении форм и методов принуждения, осуществляемых помимо сознания индивидов, что определяет переход от попыток дефиниции В. к ее систематизированному описанию. А.А. Горных
Подробнее

Власть

Социологический словарь
- одно из понятий социологии политики, определяющее отношение  субординации, т.е. многоуровневого подчинения, иерархии.  как социологическая категория  - способность одних индивидов контролировать действия других.
Подробнее

Власть

Социологический словарь
– способность навязывать свою волю другим и мобилизовывать ресурсы для достижения цели.
Подробнее

Власть

Социологический словарь
(power) — 1. "Преобразующая способность" человека,  то есть "способность вмешаться в цепь событий, чтобы как-то их изменить" (Гидденс,  1985). 2. "Вероятность  того, что один актор  в рамках социальных отношений окажется в состоянии реализовать собственную волю, несмотря на сопротивление" (Вебер, 1922). 3. Производительная или преобразующая способность социальных структур, существующая независимо от воли индивидуальных акторов (например, власть  рыночных сил при капитализме) . 4. Знание  — власть (см. Фуко;  Надзор;  Дискурс и Дискурс-формирование) . Хотя смыслы 2—4 понятия часто рассматриваются с негативной точки зрения, как принуждение  и конфликты  интересов, все они могут иметь и более положительное значение  — "предоставление возможности". Властные отношения предполагают и взаимозависимость, и конфликт. Для Парсонса (1963) власть — это возможность достижения социальных и общественных целей, и в этом качестве она аналогична деньгам, служа основой обобщенной способности достигать целей. По выражению Гидденса, власть должна признаваться первичным понятием  в социологическом анализе.  Она потенциально определяет все отношения, но ее следует разбить на различные компоненты, прежде чем эффективно использовать. Главное различие  Гидденс проводит между двумя типами ресурсов власти (ни один из которых не имеет преимущества): (а) материальными, то есть экономическими или распределяемыми; (б) авторитетными, включая легитимный авторитет,  но также многие другие аспекты авторитетной власти, например, "надзор". Однако другие исследователи (Бахрах и Барац, 1962; Луке, 1974) выявили различие между властью, видимой в открытых решениях и проявляющейся в не-решениях,  то есть в ситуации, когда она — результат мобилизации смещения в пределах общин, пассивного принятия установленной институционализированной власти, в которой потенциальные проблемы никогда не достигают политической арены. Внутри структур или организаций мы можем также говорить о границах  или интенсивности власти (управления), руководителей над подчиненными. Но контроль  никогда не является полным. Диалектика управления,  можно сказать, всегда существует в том, что ни один агент (даже раб или ребенок либо обитатель тюрьмы  или приюта) не бывает полностью бессильным, ибо необходимо активное согласие подчиненных, если властное отношение  не должно стать тягостным для обеих сторон. Даже когда соотношение сил между участниками неравно, имеются некоторые взаимодействия во властных отношениях (см. также Тотальное учреждение; Насилие) . В то время  как власть выступает аспектом всех сфер общества и всех учреждений (в семьях,  церквах, группах  и организациях  всех типов), ее главное сосредоточение в современных обществах — национальные государства и капитализм. В первом случае она опирается на поддержание легитимного авторитета, но в конечном счете основана на физическом насилии, а во втором находится в своей чистой форме, по существу "неполитической", и проявляется в "аллокативных ресурсах" современного общества. Однако капитализм все же играет важную роль  в поддержании "политической легитимности", ввиду его эффективности и широко распространенной приемлемости по сравнению с другими экономическими системами, хотя некоторые авторы считают, что это предполагает идеологическую и культурную инкорпорацию, вопреки долгосрочным интересам (ср. Кризис легитимности) . Изучение распределения, а также последствий власти на современном этапе заняли центральное место в политической социологии с ее акцентом на элитах  и правящих классах, партиях  и группах давления, а также на политических и экономических обладателях власти всех видов. Для Гарольда Ласуэелла политическая социология  занимается следующими вопросами: кто, что, когда и как получает. Если одни теоретики (К. Райт Миллс) утверждали, что в современных обществах доминировала узкая властная элита,  другие, включая Роберта Даля или Сеймура Липсета, решительно отвергают это, доказывая наличие плюралистского элитизма, основанного на участвующих политических культурах  (см. Стабильная демократия) . В исследовании, сопровождаемом плодотворными дебатами, Даль стремился обосновать свою точку зрения в эмпирическом изучении общественной политики. Однако она остается спорной и отвергается теми, кто указывает на его отказ принимать во внимание "не-решения" в выводе о том, что ни один человек или группа не в состоянии господствовать (см. также Общественную власть). Третью точку зрения отстаивают марксистские теоретики, доказывая, что существует либо явный капиталистический правящий класс,  либо, значительно чаще, более рассеянная структурная власть, рассматриваемая как результат общей назначаемой власти капитализма, поддержанной контролем над тем, что Альтюссер  называет идеологическим государственным аппаратом или еще более рассеянной гегемонией. Феминизм  весьма эффективно использовал четыре определения власти. "Трансформационная способность" людей расценивается не в качестве нейтрального процесса,  а в качестве очевидно гендери-рованного. Исследования социальных отношений и структур показали постоянные образцы неравенства, основанного на подчинении женщин мужчинам. Радикальные феминистки считают, что патриархат  — более плодотворная парадигма  для анализа власти в рамках социальных структур, чем класс, статус  или чисто политические формирования, а материалистические феминистки настаивают на включении особого положения женщин в рамки исследований класса в капиталистических обществах. Очевидность во всех таких дебатах состоит в том, что в осмыслении и изучении власти возникают проблемы, которые нелегко решить. Настолько нелегко, что возникли сомнения (например, у Лукса, 1974) относительно того, не является ли "власть" по существу оспариваемым понятием, под которым Луке понимает, что окружающие его ценностные проблемы никогда не могут быть решены с эмпирической точки зрения или действительно удовлетворительным образом. В позиции Лукса есть сходство с позицией Макса Вебера (см. Ценностная уместность) . Конечно, оба представления излишне ограничительны. Сложности и оспариваемый характер понятия "власть" можно признать. Но социологическое изучение стало бы более полезным не столько отбором явно трудных понятий, обладающих особым статусом, сколько просто признанием того, каким образом многие из них имеют тенденцию нести ценностные нагрузки, оставляя открытым вопрос о том, делает ли это их неразрешимо оспариваемыми. Это ближе к точке зрения Галли (1955), создателя понятия "оспариваемые понятия". Луке также осторожен в поддержке какого-либо понятия структурной власти. Ее совпадение с понятиями воли и структуры подсказывает, что отстраненность Лукса от "структурной власти" также огульна. Хотя имеются проблемы в их отдельном использовании, недавно было поддержано их парное сочетание, чтобы иметь большую перспективу решения проблем, возникающих от раздельного применения любого из них (см. Структура и воля) .
Подробнее

Власть

Социологический словарь
способность отдельных индивидов и групп подчинять других своим целям и заставлять их служить своим интересам.
Подробнее

Власть

Социологический словарь
- функция,  необходимый элемент  жизнедеятельности соц. системы. Его содержание - подчинение  воле носителей функции (лиц, групп, учреждений) всех субъектов данной системы. В. обеспечивает порядок, т. е. соответствие поведения субъектов нормам  и ценностям, провозглашенным целесообразными и для системы. Порождается обществ. разделением труда  и обусловливается спецификой построения соц. системы как иерархич. организации, дифференцированной на властвующих и подвластных. Проявляется в исторически конкретных формах.  С композиционной т.зр. В. есть совокупность  объективно складывающихся властеотношений, опосредствующих эти отношения ин-тов и многоуровневой структуры соц. ролей, основные слагаемые к-рой - роли властвующих и подвластных. Позиции каждого из таких слагаемых в ролевой структуре В. противоположны и неравны по значению. Роли властвующих занимают вершину указанной структуры и выражаются в директивном воздействии на статус  и поведение  подвластных. Роли подвластных располагаются у подножия ролевой структуры В. и зависят (по линии субординации) от ролей властвующих; по своему содержанию они сводятся к актам повиновения декретируемой сверху воле. Носителями тех или иных ролей во властеотношениях могут быть субъекты (индивиды,  коллективы) . Однако подобный факт  не меняет природы обозначенных двух типов соц. ролей и характера связи между ними. Имеется несколько методов реализации ролей властвующих. Принуждение  физич. и пси-хич.: первое состоит в прямом навязывании (силой) подвластному определенного рода поведения; второе - угроза подвластному негативными для него последствиями в случае уклонения от требуемого поведения. Носители В. прибегают также к приемам убеждения  и поощрения, используют авторитет.  Убеждение  выступает как культивирование в подвластном установки на безусловное послушание  властвующим, на внутреннее согласие с их волей. Поощрение: предоставление подвластному нек-рых материальных либо нематериальных благ с целью  одобрить и стабилизировать угодное властвующим поведение. Использование авторитета - эксплуатация  влияния, оказываемого на подвластных престижем самой роли властвующих, ее символикой, ее конкретными носителями и т. д. Упомянутые методы  и приемы применяются практически все вместе, хотя (смотря по обстоятельствам) в известные моменты может превалировать один из них. Процессы  (состояния), благодаря к-рым в соц. системах  реализуются властеотношения, есть господство,  управление,  руководство,  регулирование,  контроль.  Властеотношение - связь двусторонняя. Она предполагает, с одной стороны, изъявление воли властвующего, а с другой  - непременное повиновение подвластного этой воле. Властеотношения, следовательно, и В. (как таковая) наличествуют в действительности только тогда, когда фактически даны и "сомкнуты" обе стороны этого отношения. Подвластный во властеотношениях обычно не пассивный объект,  механически претерпевающий воздействия властвующих. Он динамичный (по-своему) субъект, активный (в той или иной мере) участник процессов властвования. Его активность  учитывается властвующими - иначе они не могут удерживаться на вершине ролевой пирамиды В. В., являясь функцией соц. системы, в своем эмпирич. бытие  детерминируется рядом факторов, прежде всего экономич. строем. Отношения Собственности, напр., обусловливают главное - распределение  и закрепление ролей в ролевой структуре В. между различн. обществ. группами (и их представителями), а также соц.-историч. тип отношений В. Вырастающий из экономич. отношений классовый строй (в об-ве, где есть классы)  определяет те коренные интересы,  к-рые ориентируют волю властвующих и направляют поведение подвластных. От организации соц. системы зависит своеобразие комплекса  ин-тов и ролей, воплощающих В.: их сумма, деление на различн. категории,  форма, взаиморасположение и т. п. Влияние  социокультурной среды отражается в особенностях норм, процедур, традиций отправления В. Историко-ситуативные моменты накладывают отпечаток на выбор методов, средств и стиля (т. е. на режим) властвования. Исполнение ролей в структуре В. естественно корреспондирует с психич. складом индивидов, чьей практич. активностью эти роли превращаются в жизнедействующие стандарты поведения. В специальной литературе рассматривается несколько разновидностей В. По сфере распространения, а также по набору соответствующих инструментов и приемов властвования выделяют, в частности, экономич., политич., семейные и др. виды В. По количеству индивидов, играющих ключевые роли среди властвующих, виды В. уже иные: коллективная (обществ., классовая, групповая) и личная (единоличная). По степени доступности ролей в пирамиде В. для каждого субъекта системы различают В. открытую и закрытую и т. д. и т. п. Особое, ключевое положение в жизни классово организованного об-ва занимает государственная В., к-рую осуществляет свойственными ему средствами и методами аппарат (службы и должностные лица) гос-ва. Необходимые публично-властные прерогативы гос-ва составляют: законодательство, исполнительно-распорядительная деятельность,  правосудие.  Это исключительно принадлежность гос-ва, поскольку лишь оно одно выступает официальным представителем всего об-ва. Пристальное изучение многообразных проблем В. неизменно сопутствует всей истории мировой соц.-филос. и политико-юридич. мысли. В ходе исследования этой проблематики выдвинуты самые различн., нередко конкурирующие трактовки генезиса и природы В., методики ее анализа,  характеристики взаимосвязей с другими обществ. явлениями. Разработка цельной развернутой научн. теории В., адекватно описывающей и объясняющей В. во всех ее частях и аспектах, продолжает оставаться важной актуальной задачей обществоведов. Лит.: :  Очерки современной политической философии Запада.  М., 1989; Халипов В. Введение в науку о власти. М., 1996. Россия: власть и выборы. М., 1996; Barnes В. The nature of power. Cambridge, Oxford, 1988; Geschichtli-che Grundbegriffe. Historisches Lexikon zur politisch-sozialen Sprache in Deutschland. Stuttgart, 1975. Bd. 2; 1982. Bd. 3; Mann M. The sources of social power. Cambridge, 1986. Ka-нетти Э. Масса  и власть. М., 1997. Л.С. Мамут
Подробнее

Власть

Философский словарь
- возможность навязать свою волю другому участнику социальных отношений, даже если при этом понадобится подавить его нежелание подчиниться. В пер. пол. 20 в. В. воспринимается в рамках системы "господство - подчинение", но эта система может быть основана как на силе, так и на авторитете или харизме (по М. Веберу). Во вт. пол. 20 в. появляются две новые концепции В., к-рые постепенно отходят от восприятия ее через систему "господство - подчинение". Первая концепция - это одна из наиболее востребованных в совр. политологии реляционистская концепция В. Классическим для нее стало определение Р. Даля, согласно к-рому В. - это такие "отношения между социальными единицами, когда поведение одной или более единиц (ответств. единицы) зависит при нек-рых обстоятельствах от поведения других (контролирующие единицы)". В рамках реляционистской концепции В. необходимо выделить теорию "раздела зон влияния". Одно из гл. достижений этой теории - рассмотрение в качестве действующих лиц "властных отношений" не господствующего субъекта и подчиненного объекта, а ассиметрично взаимоотносящихся субъектов. В. разделяется на "интегральную" и "интеркурсивную" (Д. Ронг). "Интегральная В. характеризуется отношениями одностороннего господства и подчинения, в то время как "интеркурсивной" В. присущ баланс отношений и разделение сфер влияния между субъектами. Вторая, не менее влиятельная в совр. гуманитарном знании, концепция В., нашедшая свое выражение во франц. постструктуализме", а затем интегрированная в большинство постмодернистских теорий. Данную концепцию можно назвать "метафорической", поскольку первоначально наиболее значимые для данной концепции направления - "В. языка", "В. смыслов", "В. идеологий" - существовали только в качестве метафор, а кроме того, в наст. время для постомодернизма большое значение приобрело направление "В. метафоры", активно разрабатываемое Ф. Анкерсмитом и В. Вжозеком применительно к историографии. В постструктурализме и постмодернизме В. воспринимается как принцип, а не как субстанция. Постмодернистским концепциям В. присуще осознание всеобщности, "тотальности" такой В. "А что, если она множественна, если Властей много, как бесов? "Имя мне - Легион", - могла бы сказать о себе " (Р. Барт). Но при этом негативизм по отношению к В., восприятие ее как идеального врага не позволяет постмодернистам полностью уйти от субстаниионализации В., от попыток обнаружить реальное существование В., от восприятия ее как ens realissimum (реальнейшее сущее) нашего бытия. Осн. усилия постмодернистов сводятся к попыткам "засечь" В. там, где она существует без всякого прикрытия или маски"; их интересует "В. как событие" и "В. как действие"(В. Подорога). Для преодоления интеллектуальной апории, возникающей при любой попытке определения В., необходимо отказаться от рассмотрения ее в качестве реально существующего субъекта (субстанции, феномена и т.п.). Подобные подходы были детерминированы необходимостью оценивания В. (прежде всего в пределах пространства политического). Отказываясь от аксиологич. подхода к В., мы получаем возможность не рассматривать ее в качестве реально существующей субстанции. В совр. интеллектуальной ситуации возможно рассмотрение власти в "системе диалогизма", основания к-рой были созданы М. Бахтиным. В данном контексте В. представляет собой опр. качество диалога между субъектами. В подобном диалоге его участники могут вступать в регулятивные отношения, стараться повлиять не только на поведение, но и на все существование другого субъекта в целом. При этом субъектом может быть практически все (люди, социальные институты, язык, смысл, тело, текст и пр.) В. рассматривается т.о. в кач-ве манифестации отношений, своеобычных для данной системы субъектов. Такой тип взаимоотношений внутри системы определяется взаимовлиянием субъектов, причем, это взаимовлияние носит ассиметричный характер. Со стороны одного из субъектов могут исходить потестарно-регулятивные усилия, а со стороны других субъектов - детерминационно-регулятивные усилия. Однако качество данных усилий может меняться при изменении взгляда исследователя на данную систему. Так, напр., в классич. для совр. гуманитарных наук системе "читатель - смысл - текст" при разл. рассмотрении могут потребовать потестарно-регулятивных усилий и читатель, и смысл, и текст, и даже не включенный первоначально в систему акт чтения. Проявление потестарно-регулятивных усилий одним из субъектов означает не большую степень его влияния на иных субъектов, а только качественно иное влияние на них. В случае если мы понимаем В. как качество полифонич. диалога, к-рый "предполагает внутр. самоотнесенность каждого к вертикальной ценности иерархии", то при сохранении консенсуальной практики, осуществляется максимально полная реализация В., основанная на погружении "каждого в общение, осуществляемое в его самоценности" (Г.С. Батищев). Рассмотрение В. не как субъекта, а как опр. качества диалога, позволяет выйти на принципиально новый уровень изучения многих проблем гуманитарного знания. Лит.: : Очерки совр. полит, философии Запада. М., 1989; Вебер М. Избр. произв. М., 1990; Гайденко П.П., Давыдов Ю.Н. История и рациональность: Социология М. Вебера и веберовский ренессанс. М., 1991; М.М. Бахтин как философ. М., 1992; Подорога В.А. Феномен власти // Филос. науки. 1993. № 3; Фадеев В. И. Проблемы власти: политол. аспекты // Полит. наука в России. В. 1. М., 1993; Барт Р. Избр. работы: Семиотика. Поэтика. М., 1994; "Технология власти" (философски-полит. анализ). М., 1995; Ильин И.П. Постструктуализм. Деконструктивизм. Постмодернизм. М., 1996; Мир Власти: традиция, символ, миф. (М-лы Рос. науч. конф. молодых исследователей 17-19 апр. 1997) М., 1997; Weber М. Wirtschaft und Gesellschaft. Bd. 1-2. Koln-B., 1964; Idem. Staatsoziologie. В., 1966; Wrong D.H. Some problems in defining Social Power// American Journal of Sociology. N.Y., 1968. V. 73. № 6; Dahl R. Polyarchy. L, 1971. А. Г. Трифонов
Подробнее

Власть

Философский словарь
- институт управления (!) состоянием выделенной категории людей: чиновников, военных, служащих внутренних дел, народа, другого человека. Возможные состояния выделенной категории людей по отношению к власти: повиновение, бунт, игнорирование, безразличие, стремление, апатия, разочарование и т.п. Отношение повиновения реализует институт власти. Говорят: власть человека, власть морали, власть культуры, власть денег, власть идеи, власть государства, власть лжи и т.п. Реальная власть, которая может быть как официальной (формальной), так и неформальной (неофициальной), распределена в обществе между большим количеством различных сил: государством, партиями, церковью, неформальными или преступными группировками, отдельными людьми. В связи с этим можно говорить о власти государства, церкви (которая отделена от государства), власти анархии и хаоса (бездарности управления) и т.п. Исторически институт власти базировался, вероятно, на силе - принуждении (1), и авторитете знания (2), а затем на воспитании-договоре (переходящем в обман) между власть имущими и "свободными" людьми. Элементарная ячейка - семья, род: слабые и глупые подчиняются более сильным и умным (сначала сильным, но так как в сложных ситуациях верх берет разум, приходит черед и умных). Нечто подобное наблюдается и в государствах, так в застойные (?) времена, когда все спокойно, сильного и умного государства не требуется и оно, а вместе с ним и народ, начинает деградировать. В по-настоящему тяжелые времена народ (но что это такое - "народ") делегирует в своей массе власть государству, то есть становится более законопослушен, патриотичен, инициативен и если ему еще и повезет, сохраняется на мировой арене. В течение как минимум тысячелетий одной из основных составляющих института власти являются право и договор. Другие - эфемерны. Применение силы возможно, конечно, при различных технологических движениях как со стороны правящей верхушки (предательства интересов народа, принятия волюнтаристских решений и т.п.), так и тех или иных институтов общества (народностей, классов, движений, партий, профессиональных групп, действия спецслужб и т.п.). То есть, прямая сила применяется в случае злоупотребления властью и нарушения одной из сторон принятых на себя обязательств, а также в результате внешнего вмешательства (марионеточные правительства, колонии и т.п.). Существует достаточное количество способов обретения власти: - захват, узурпация - силовым путем, с помощью обмана, мошенничества, денег (государственной, экономической, политической и т.п.); - наделение, делегирование - считается наиболее легитимным, так как в этом случае народ или другие структуры как бы выбирают представителей, которым доверяют выполнять управленческие функции; - назначение, продвижение - обретение власти в сложившихся общественных институтах (не исключает и применение вышеописанных способов); - выделение - обретение власти за счет выдающихся качеств : власть авторитета, гуру и т.п. неформальная власть. Ассоциативный блок. Понятие "власть" нельзя отделять от понятия "цель".
Подробнее

Власть

Философский словарь
специфическое общественное отношение, предполагающее возможность и способность одного социального субъекта (индивида, группы, партии, государства) реализовать свою волю в деятельности других субъектов. Будучи необходимым признаком общественной организации, функционирования политической системы, власть проявляется через деятельность многообразных социальных структур и может осуществляться с использованием различных средств – принуждения или убеждения; силы нравственного авторитета и опоры на традицию или оружия; инициирования положительных, добрых чувств и настроений людей или их низменных инстинктов.
Подробнее

Власть

Философский словарь
- в отличие от физического насилия сила, оказывающая воздействие на тело, душу и ум, пронизывающая их, подчиняющая другого закону своей воли. По существу своему она подобна авторитету. Коррелятом ее является уважение; этическую ценность она представляет собой тогда и только тогда, когда так направляет уважающего ее, что тот оказывается в состоянии осуществлять большее количество более высоких ценностей (см. Этика), не подвергаясь непосредственно воздействию со стороны власти. нуждается в оправдании, и эти попытки составляют существенную часть истории. Власти присуще нечто демоническое. "Поистине это демоническая сущность власти: она даже там, где человек борется за идеальную цель в высшей степени самоотверженно, считая успех прочным только тогда, когда он с исключительной жизненной силой отстаивает свой собственный интерес, решительно осуществляет свое собственное желание, связывая страстное стремление к собственной значимости непосредственно со своими делами. Кто обладает властью, тот одержим ею" (Gerh. Ritter, Die Dдmonie der Marcht, 1947). Поэтому власть в понимании ортодоксального христианства при всех обстоятельствах грешна.
Подробнее

Власть

Философский словарь
— форма социальных отношений, характеризующаяся способностью влиять на характер и направление деятельности и поведения людей, социальных групп и классов посредством экономических, идеологических и организационно-правовых механизмов, а также с помощью авторитета, традиций, насилия (В. экономическая, политическая, государственная, семейная и др.). Сущностью В. являются отношения руководства и подчинения. Наиболее важным видом В. является политическая В., т. е. реальная способность данного класса, группы, индивида проводить свою волю, определяемую в конечном счете объективными потребностями и интересами. Гл. средствами ее осуществления являются политика, административные акты, правовые нормы. В.— одно из осн. понятий политической социологии. Среди различных видов В. выделяется государственная В., к-рая доминирует в об-ве, является осн. объектом в политической борьбе. Государственная В. может добиваться своих целей различными средствами — идеологическим воздействием, экономическим стимулированием и иными косвенными способами, но только она обладает монополией на принуждение с помощью спец. аппарата. Система В. основана на отношениях субординации, т. е. многоуровневого подчинения, иерархии. Совр. динамика политических процессов в различных об-вах связана с бюрократизацией В., к-рая выступает как подчинение людей безличным правилам с целью приспособления их к заданным функциям и отношениям и предполагает наличие санкций за отклонение от предписанного поведения. В социалистическом об-ве на смену В., основанной на отношениях господства и подчинения, должна прийти система В., основанная, прежде всего, на убеждении, руководстве, влиянии, контроле и лишь отчасти на принуждении, однако исторический опыт ряда стран показал опасную тенденцию к деформации В., ее бюрократизации на основе идеологии культа личности и связанных с этим массовых репрессий, экономического застоя, деморализации. Гарантией укрепления социалистической природы В. служат радикальная реформа политической системы, последовательное проведение в жизнь принципа разделения властей (законодательной, исполнительной и судебной) и полномочий между различными политическими институтами (государство, хозяйственные, общественные и иные организации), формирование правового государства и социалистического парламентаризма, выборности всех осн. должностных лиц, развитие плюрализма. В процессе обновления социализма в СССР развивается парламентская система, в к-рой большое значение приобретает президентская В.
Подробнее

Власть

Философский словарь
(power, Macht, pouvoir). Понятие В. восходит к греческому dynamis и к латинскому potentia, тем самым указывая на потенциальный характер данного феномена. В. есть прежде всего возможность, потенциал, можествование, а не нечто ставшее и неизменное. Именно на этом обстоятельстве заостряет внимание современная политическая философия. Так, Арендт определяет В. как "то, что приводит к наличию и удерживает в наличии сферу общественного", что "обеспечивает наличие потенциального пространства явлений между действующими и говорящими". Эта дефиниция заострена против классического определения Вебер (В. есть "всякая возможность проводить свою волю в рамках некоторого социального отношения, в том числе вопреки сопротивлению"). Веберовское понятие В. базируется на модели целеинструментального действия: поведение отдельных индивидов и групп состоит в преследовании определенных целей, для осуществления которых они избирают соответствующие средства. В. (Macht) есть распоряжение средствами, необходимыми для навязывания собственной воли другим. Это инструментальное отношение Арендт определяет как насилие (Gewalt). Насилие по своей природе инструментально; как всякое средство, оно нуждается в цели; но то, что нуждается для своего оправдания в другом, принадлежит предметам функционального, а не эссенциального рода. В отличие от насилия В. есть цель в себе. Структура власти предшествует всяким возможным целям. Она имеет принципиально неинструментальную природу, принадлежа условиям человеческой совместности как таковой (das menschliche Zusammen selbst). Арендтовское понятие В. исходит из модели коммуникативного действия. В., согласно Арендт, соответствует "человеческой способности не только что-либо делать или как-либо действовать, но объединяться с другими и действовать в согласии с ними". Отдельный субъект никогда не обладает властью. В. всегда имеет место в группе и существует лишь до тех пор, пока существует группа. Это неинструменталистский, ориентированный на взаимопонимание подход оказал значительное влияние на "теорию коммуникативного действия" Хабермаса. Согласно Арендт, В. не нуждается в оправдании, ибо внутренне присуща человеческим сообществам как таковым, но нуждается в легитимации. Легитимация В. опирается на цели, ставимые той или иной группой, и на средства, используемых для реализации этих целей. Легитимация вытекает из истока власти, удерживающего определенную группу как целое. Если притязание на В. легитимируется отсылкой к прошлому, то оправдание используемых для осуществления власти средств происходит через апелляцию к цели, лежащей в будущем. Поэтому насилие может быть оправдано, но не может быть легитимировано. Обычное отождествление В. и насилия происходит, по Арендт, оттого, что регулируемое государством человеческое общежитие интерпретируют как господство. Господство всегда основано на насилии (например, завоевание или оккупационные власти). Чистое, открыто практикуемое насилие занимает место власти там, где В. потеряна. Хотя насилие проистекает не только из бессилия, утрата В. - один из важнейших источников насилия. Насилие не просто выражает утрату власти, оно уничтожает В. даже тогда, когда с его помощью хотят удержать В. Такие надежды, однако, иллюзорны, ибо насилие не в состоянии произвести В. Проблема В. проходит "красной нитью" через мышление Фуко. В., согласно Фуко, не есть В. правительства или какого-либо аппарата, гарантирующего порядок в государстве. В. не есть и тип подчинения, отличный от насилия. В. не есть, наконец, и система господства, удерживаемого одной группой по отношению к другой и обусловливающего поляризацию общества на два лагеря. В. есть скорее многообразие отношений сил, заполняющих и организующих определенную сферу, игра, в ходе которой сталкивающиеся друг с другом тенденции усиливают, изменяют, переворачивают силовые соотношения. Условие возможности В. заключено не в изначальном существовании некоего средоточия (таких как государственное насилие или государственный суверенитет), от которого были бы производны низшие формы В., а в "вибрирующем цоколе соотношений сил", постоянно порождающих ситуации В. и всегда носящих нестабильный и локальный характер. В. вездесуща не потому, что наделена привилегией все собирать в единство, а потому, что она производится в любой момент и в любом месте. Она поэтому не воплощена в некотором центральном институте и не является "властностью властвующего", а представляет собой поле возможностей, создаваемое спонтанными соотношениями сил. В. несводима к репрессии. Если В. ограничивается только функцией подавления, т.е. используется как чисто негативная В., она становится чрезвычайно хрупкой. В. сильна там, где производит положительные эффекты на уровне влечения. Это относится и к уровню знания. В. не препятствует знанию, а производит его. Знание не освобождает от В. (над нашей душой, нашим телом, нашим полом); производство знания само есть составная часть распространения и осуществления В., а значит - подчинение индивидов той В., которую они сами породили. В. не есть нечто, что можно захватить и делить, отнять и удержать, ибо она осуществляется в бесчисленных точках, в игре неравных и подвижных отношений. Отношения В. не рядоположены другим (экономическим, познавательным, половым) отношениям, а имманентны им. Властные отношения, таким образом, не следует связывать с отношениями насилия; они принадлежат не столько общественной надстройке, сколько базису общества, они есть везде, где есть воздействующие друг на друга различные силы. В этом смысле В. не спускается "сверху", а приходит "снизу". Отношения В. носят одновременно и интенциональный, и несубъективный характер. С одной стороны, не существует В., которая бы не развертывалась в качестве ряда намерений и целеполаганий; с другой стороны, В. далеко не является результатом =-svoboda-vybora-6366.html">выбора или решения индивидуального субъекта. Поэтому поиски "генерального штаба", несущего ответственность за рациональность В., лишены смысла. Ни правящие касты, ни общественные группы, контролирующие государственный аппарат, ни хозяйственные структуры, принимающие важнейшие экономические решения, не обладают полной властью, не имеют в своем распоряжении всю функциональную сеть общества. Не случайно специальным объектом исследования Фуко стала история возникновения позитивной В. над телом и духом, сложившейся в течение последних трех столетий, а также того, с какими специфическими техниками она связана (этот тип власти Фуко называет "био-властью"). В центре концепции В., развиваемой Лефортом, находится критика теории В. у Маркса и тоталитарной практики, связанной с марксизмом. Лефорт ставит под вопрос притязание коммунистической идеологии на обладание привилегированным знанием закономерного хода истории и вытекающую отсюда утопию самопрозрачного общества как свободного от конфликтов гомогенного сообщества, которое, в случае необходимости, может утверждать себя и с помощью (революционного) насилия. В противовес западноевропейским левым, опирающимся на марксистско-ленинскую концепцию демократической В., Лефорт понимает и демократию, и тоталитаризм как следствие одного и того же процесса - секуляризации оснований легитимации отправления В. в современную эпоху. Институциональные формы демократического отправления В., возникшие в современности, следует рассматривать не как окончательные и само собой разумеющиеся, а как особые формы В. Лефортовская концепция демократии разворачивается в поле напряжения между символической репрезентацией В. в принципиально не свободном от конфликтов обществе и конкретным институциональным воплощением этих репрезентаций. В этом поле формируется "самоправление" общества; основанный на таком самоправлении общественный процесс необходимо понимать как открытый, не обусловленный никаким превращенным в практическое насилие знанием. Исследование функций, выполняемых той или иной властной инстанцией, а также внутренней логики действий соответствующей группы людей, Лефорт проводит в два этапа. Он анализирует, во-первых, позицию социального пространства, возникающего в процессе осуществления В., во-вторых - комбинацию суверенитета между самоутверждением и самопленением. Никто не "посажен" на место В. с несомненной достоверностью, перед каждым, кто его занимает, постоянно стоит вопрос об удостоверении этого факта. Он всякий раз вынужден делать это заново, и всякий раз неокончательно. Опасность утраты В. коренится в ложном убеждении в обладании ею как окончательным фактом. Не существует В., которая не была бы остентативной (демонстративной). Сущностным признаком В. и ее отправления всегда является собственный лексикон, пафос престижа, апелляция к легендарному прошлому, самоинсценирование в эмблемах, особых формах обихода и церемониях. Эти элементы нельзя объяснить инструментально-прагматически. Броское великолепие демонстрирующих В. акций показывает зазор между власть предержащими и подчиненными, без которого В. казалась бы шаткой и тем, и другим. Лишенная демонстративной роскоши В. не вызывает послушания. Дороговизна символических мероприятий В. свидетельствует отнюдь не об упоении ею, а о страхе ее потерять. Вместе с тем знаки, сопровождающие правящих, определяют отношение последних к действительности, превращая их в пленников тех представлений, которые имеют о них другие. Фолькер Кайза (Эрфурт) . М.,1989; В.Russel. Power. L.,1938; В. de Jouvenel. Du pouvoir: histoire naturelle de sa croissance. Genf, 1947; K.Mannheim. Freedom, Power and Democratic Planning. L., 1965; H.Arendt.Macht und Gewalt. Munchen, 1971.
Подробнее

Власть

Философский словарь
Франц. POUVOIR, англ. POWER. В концепции М. Фуко власть как совокупность различных «властей-к-знанию» является иррациональным перводвигателем истории. Как пишут М. Моррис и П. Пэттон в исследовании «Мишель Фуко: , истина, стратегия» (1979), начиная с 1970 г. Фуко стал одновременно исследовать как «малые или локальные формы власти, — власти, находящейся на нижних пределах своего проявления, когда она касается тела индивидов», так и «великие аппараты», глобальные формы господства» (Michel Foucault:1979, с. 9), осуществляющие свое господство посредством институализированного дискурса. , как и желание, бесструктурна; фактически Фуко и придает ей характер слепой жажды господства, со всех сторон окружающей индивида и сфокусированной на нем как на центре применения своих сил. Самым существенным в общем учении Фуко явилось его положение о необходимости критики «логики власти и господства» во всех ее проявлениях. Именно это было и остается самым привлекательным тезисом его доктрины, превратившимся в своего рода «негативный императив», затронувший сознание очень широких кругов современной западной интеллигенции. Дисперсность, дискретность, противоречивость, повсеместность и обязательность проявления власти в понимании Фуко придает ей налет мистической ауры, обладающей характером не всегда уловимой и осознаваемой, но тем не менее активно действующей надличной силы. Специфика понимания «власти» у Фуко заключается прежде всего в том, что она проявляется как власть «научных дискурсов» над сознанием человека. Иначе говоря, «знание», добываемое наукой, само по себе относительное и поэтому якобы сомнительное с точки зрения «всеобщей истины», навязывается сознанию человека в качестве «неоспоримого авторитета», заставляющего и побуждающего его мыслить уже заранее готовыми понятиями и представлениями. Как пишет Лейч, «проект Фуко с его кропотливым анализом в высшей степени регулируемого дискурса дает картину культурного Бессознательного, которое выражается не столько в различных либидозных желаниях и импульсах, сколько в жажде знания и связанной с ним власти» (Leitch:1983. с. 155). Этот языковой (дискурсивный) характер знания и механизм его превращения в орудие власти объясняется довольно просто, если мы вспомним, что само сознание человека как таковое еще в рамках структурализма мыслилось исключительно как языковое. С точки зрения панъязыкового сознания нельзя себе представить даже возможность любого сознания вне дискурса. С другой стороны, если язык предопределяет мышление и те формы, которые оно в нем обретает, — так называемые «мыслительные формы», — то и порождающие их научные дисциплины одновременно формируют «поле сознания», постоянно его расширяя своей деятельностью и, что является для Фуко самым важным, тем самым осуществляя функцию контроля над сознанием человека. Как утверждает Фуко, «исторический анализ этой злостной воли к знанию обнаруживает, что всякое знание основывается на несправедливости (что нет права, даже в акте познания, на истину или обоснование истины) и что сам инстинкт к знанию зловреден (иногда губителен для счастья человечества). Даже в той широко распространенной форме, которую она принимает сегодня, воля к знанию неспособна постичь универсальную истину: человеку не дано уверенно и безмятежно господствовать над природой. Напротив, она непрестанно увеличивает риск, порождает опасности повсюду... ее рост не связан с установлением и упрочением свободного субъекта; скорее она все больше порабощает его своим инстинктивным насилием» (Foncault:1977, с. 163). В книге «Воля к знанию» — части тогда замысливаемой им обширной шеститомной «Истории сексуальности» (1976) Фуко выступает против тирании «тотализирующих дискурсов», легитимирующих власть (одним из таких видов дискурса он считал марксизм), в борьбе с которыми и должен был выступить его анализ «генеалогии» знания, позволяющий, по мнению ученого, выявить фрагментарный, внутренне подчиненный господствующему дискурсу, локальный и специфичный характер этого «знания». Надо всегда иметь в виду, что понятие власти не носит у Фуко однозначно негативного смысла, оно скорее имеет характер фатальной метафизической неизбежности. В интервью 70-х гг. на вопрос: «если существуют отношения сил и борьбы, то неизбежно возникает вопрос, кто борется и против кого?», Фуко не смог назвать конкретных участников постулируемой им «борьбы»: «Эта проблема занимает меня, но я не уверен, что на это есть ответ... Я бы сказал, что это борьба всех против всех. Нет непосредственно данных субъектов борьбы: с одной стороны — пролетариат, с другой — буржуазия. Кто против кого борется? Мы все сражаемся друг с другом. И всегда внутри нас есть нечто, что борется с чем-то другим» (Foucault:1980, с. 207-208). Фактически понятие «власти» у Фуко несовместимо с понятием «социальной власти»; это действительно «метафизический принцип», и, будучи амбивалентным по своей природе и, самое главное, стихийно неупорядоченным и сознательно неуправляемым, он, по мысли Фуко, тем самым «объективно» направлен на подрыв, дезорганизацию всякой «социальной власти». У позднего Фуко понятие власти подверглось существенному переосмыслению. Теперь для Фуко «термин «власть» обозначает отношения между партнерами» (Dreifus, Rabinow:1982, с. 217). как таковая приобретает смысл в терминах субъекта, поскольку лишь с этих позиций его можно рассматривать «в качестве отправного пункта формы сопротивления против различных форм власти» (там же, с. 211), при этом «в любой момент отношение власти может стать конфронтацией между противниками» (там же, с. 226). По этой же причине Фуко отвергает мысль, «что существует первичный и фундаментальный принцип власти, который господствует над обществом вплоть до мельчайшей детали» (там же. г. 234). Проблема «власти», пожалуй, оказалась наиболее важной для тех представителей деконструктивизма и постструктурализма (это касается прежде всего так называемого «левого деконструктивизма» и британского постструктурализма с их теорией «социального текста»), которые особенно остро ощущали неудовлетворенность несомненной тенденцией к деполитизации, явно проявившейся в работах Дерриды конца 60-х и практически всех 70-х гг. Но в первую очередь это недовольство было направлено против открыто декларируемой аполитичности Йельской школы. «» как проявление стихийной силы бессознательного «принципиально равнодушна» по отношению к тем целям, которые преследуют ее носители, и может в равной мере служить как добру, так и злу, выступая и как репрессивная, подавляющая, и как высвобождающая, эмансипирующая сила. Наиболее последовательно этот процесс поляризации «власти» был разработан Делезом и Гваттари. У многих постмодернистов проблема борьбы с «властью» превращалась в поиски путей освобождения от буржуазной идеологии и ее проявления в масс-медиа. У Кристевой литература оказывается полем такой борьбы: «если и есть «дискурс», который не служит ни просто складом лингвистической кинохроники или архивом структур, ни свидетельством замкнутого в себе тела, а, напротив, является как раз элементом самой практики, включающей в себя ансамбль бессознательных, субъективных, социальных отношений, находящихся в состоянии борьбы, присвоения, разрушения и созидания, — короче, в состоянии позитивного насилия, то это и есть «литература», или, выражаясь более специфически, текст... Вопросы, которые мы себе задаем о литературной практике, обращены к политическому горизонту, неотделимого от них, как бы ни старались его отвергнуть эстетизирующий эзотеризм или социологический или формалистический догматизм» (Kristeva:1974, с. 14). Очевидно, мифологема власти, воспринятая людьми самых разных взглядов и убеждений, отвечает современным западным представлениям о власти как о феномене, обязательно и принудительно действующем на каждую отдельную личность в ее повседневной практике, и в то же время обладающем крайне противоречивым, разнонаправленным характером, способным совершенно непредсказуемым образом обнаруживаться неожиданно в самых разных местах и сферах.  
Подробнее

Власть

Философский словарь
- в классических философских концепциях - особое отношение между людьми, способность осуществлять свою волю. Традиция интерпретации В. в терминах воли (субъективной или коллективной) и дихотомии "господин - раб" восходит к Платону и Аристотелю. Преодолевая доминировавшие в средневековье сакральные представления о В., Макиавелли выдвинул идею о светском характере В., необходимой для сдерживания эгоистической природы человека и определяемой тактическими соображениями в отношениях "государь - поданные". В доктрине европейского либерализма (Локк, Гоббс и др.) нашли свое развитие рационалистические взгляды на природу, источники и функции В. Работы Маркса и Энгельса сместили акценты на исследование политической В., основанной на классовых антагонизмах и определяемой в конечной счете материально-производственными отношениями. Проблема В. была систематически проанализирована в социологии М. Вебера, который ввел понятие легитимности господства (признания В. управляемыми индивидами), выделил легальный, традиционный, харизматический виды, а также личностный и формально-рациональный типы В. В настоящее время при анализе В. принято рассматривать в качестве видов политическую, экономическую, государственную, семейную В., учитывать различные ее формы (господство, руководство, управление, организация, контроль) и методы (авторитет, право, насилие). Неклассические философские версии В. связаны со снятием оппозиции "правитель - подчиненный", пересмотром понимания В. как чисто идеологического, подконтрольного разуму феномена и рассмотрением ее в более широких философских контекстах. С первым наброском такого подхода выступил Ницше. Он дезавуировал деятеля-субъекта как "присочиненного" к волевому акту. Безличная сила "воли к В." лежит, по Ницше, в основании существования; познание мира, будучи "волей к истине", оказывается формой проявления иррационального полифункционала "воли к В.". Идеи генеалогического исследования В. (по Ницше) были восприняты современной французской философией от структурализма до "новых левых". Фуко, исследуя комплексы "В. - знания", рассматривал "структуры В." как принципиально децентрированные (лишенные иерархически привилегированной точки - Суверена) образования, специфика которых в том, что они - "везде". Эта "вездесущность" В. задает ее новое видение как лишенного теологического измерения самоорганизующегося процесса взаимоориентации, конфликтующих отношений, пронизывающего силовыми полями весь социум. Природа В., по Фуко, обращена к сфере бессознательного, существуя в модусе самосокрытия, она обнаруживает свои подлинные "намерения" на микроуровне социальной жизни (классификация удовольствия, ритуал исповеди, локализация секса и т.п.), на поверхности кристаллизуясь в государственные институты и социальные гегемонии. Барт развивает и перерабатывает в русле "политической семиологии" ницшеанские интуиции об укорененности В. в "самом начале языка". Он демонстрирует, что язык, считающийся нейтральным средством коммуникации, на самом деле пропущен через механизмы вторичного означивания (идиоматические смыслы, жанровые конвенции и т.п.), имеющего идеологическую природу и обеспечивающего языку социальную действенность и статус дискурса. Таким образом, В., по Барту, осуществляется в форме дискурсивных стратегий, на службе у которых оказывается индивид в силу самого факта употребления языка, и которые в совокупности образуют первичный уровень принуждения. Более радикальные трактовки В. содержатся в работах Делеза и Гваттари (В. как субпродукт "производства желания"), проясняющих бытийные аспекты В. через образы "В. ткани", "В. организма" и т.д. Общая направленность неклассических концепций В. заключается в выявлении форм и методов принуждения, осуществляемых помимо сознания индивидов, что определяет переход от попыток дефиниции В. к ее систематизированному описанию. А.А. Горных
Подробнее

Власть

Философский словарь
- в общем и широком смысле есть господство одного над другим или другими. Это господство может принадлежать известному существу или: 1) на основании его абсолютного превосходства перед всеми другими - такова есть власть Божия; или 2) на основании относительного преимущества, вытекающего, однако, из естественной необходимости или по закону природы - такова власть родителей над малолетними детьми; или наконец 3) на основании относительного преимущества, вытекающего из узаконения случайного факта - такова власть господина над купленным или взятым в плен невольником. политическая или государственная, неизбежно возникающая на известной степени развития, принадлежит ко второй из указанных категорий, выражая естественное право общественного целого на подчинение частей. Государственная власть, единоличная или коллективная, представляет единство и целость данной общественной группы. Следовательно значение власти связано с тем положением, что права и интересы целого должны быть определенным образом представляемы в отличие от частных прав и интересов поскольку простая сумма сих последних еще не составляет общественного целого. Этот привходящий особый элемент единства может различным образом пониматься и допускаться в различной мере, но необходимое его существование едва ли подлежит серьезному спору. Практический вопрос здесь только в том, кем и как должна быть представлена верховная власть, носительница идей и интересов общественного целого. По наиболее распространенному в человечестве убеждению, политическая В. должна иметь высшую религиозную санкцию. Самое ясное и определенное представление о способе сообщения этой санкции состоит в признании реальной естественной связи между носителями политического верховенства и богами, т. е. в признании действительного происхождения одних от других. Так, в Японии еще и теперь верховный государь (называемый европейцами микадо) признается прямым потомком (через непрерывный ряд поколений) солнечной богини Аматерасу-оо-ками. В Китае первоначально было то же самое, но вследствие частых династических перемен император мог являться "Сыном Неба" лишь по усыновлению, о котором свидетельствовали фактический успех и молчаливое согласие земли. Властители признавались сынами богов и у всех прочих народов, не исключая греков и римлян (божеское происхождение Ромула, возобновленное - менее искренно - для Юлия Цезаря). У евреев связь властителя с высшей волей устанавливалась через посредство особых боговдохновенных людей - пророков, которые помазывали на царство родоначальников династии. Где и когда именно впервые секуляризировалась идея государственной власти - сказать трудно. Философский почин принадлежал, по всей вероятности, софистам. По Платону верховная власть в государстве должна принадлежать мудрецам, а по Аристотелю в ней должны (по крайней мере в принципе) участвовать все свободные граждане. Христианство вернуло государственной власти религиозное значение (на новых основаниях), но вместе с тем осложнило дело созданием независимого общественного целого - церкви с своею собственною верховною властью. На Востоке (в Византии) отношение двух властей фактически определилось так, что особая власть церкви осталась (с VIII века) в потенциальном, скрытом состоянии, так как ее представительство - и прежде лишь временное - более не созывалось. На Западе самостоятельная духовная власть организовалась в виде постоянной папской монархии, имевшей притязание на абсолютное верховенство и потому неизбежно вступавшей в столкновение с монархией светской. Теоретические взгляды на отношение духовной власти к светской определялись в v-srednie-veka-4690.html">Средние века общими воззрениями на церковь и государство. Освобождение светской власти от духовной, подготовленное королевскими легистами, стало совершившимся фактом к концу Средних веков и было закреплено публицистами и философами XVI, XVII XVIII вв. Вл. С.
Подробнее

Власть

Философский словарь
— специфический инструмент управления, используемый для достижения поставленных целей. Цели могут быть групповыми, классовыми, коллективными, личными, государственными и т.д. В. призвана делать все для того, чтобы достичь тех целей, которые должны сохранять, но вместе с тем улучшать и изменять объект управления. Понятие В. многогранно и многоаспектно. Оно охватывает отношения, проявляющиеся как на макроуровне (В. гос-ва), так и на микроуровне (В. родителей над детьми). В. — биосоциальное явление, задатки В. наследуются людьми от природы. Уже в животном мире существует определенная “субординация”. Вожак стада обезьян имеет огромную “В.” над всеми остальными обезьянами, и они это хорошо чувствуют. Без такого вожака любое стадо может погибнуть, поскольку потеряет ориентиры и в жестоких условиях борьбы за существование не сможет адаптироваться к новым условиям жизни. Сама природа позаботилась о том, что кому-то из стада животных необходимо иметь “В.”, позволяющую ему в разных ситуациях играть роль вожака. Оказавшись более сильным, вожак подчиняет себе всех остальных. Все люди от природы имеют склонность властвовать над себе подобными. Властолюбие присуще каждому, но у одних оно проявляется сильнее, а у других слабее. Реализация властных задатков зависит исключительно от социальных условий. Напр., Наполеон не стал бы императором Франции, если бы Корсика не была присоединена к Франции за три месяца до его рождения и если бы в стране не разразилась революция. Для осуществления В. необходимы по меньшей мере ее субъект и объект: один дает распоряжения, другой их выполняет. Субъект приказывает объекту, а объект подчиняется, ибо неподчинение влечет за собой наказание. В качестве субъектов В. выступают гос-во, политические партии, церковь, индивиды, группы, классы через своих представителей. То же самое касается объекта В. Субъект и объект В. могут меняться местами. Подчинение субъекту В. предполагает такие формы взаимоотношений, при которых его распоряжения исполняются с необходимостью. При этом субъект В. должен обладать соответствующими властными полномочиями, дающими ему право приказывать объекту В. и требовать от него выполнения приказаний. предполагает контроль за выполнением принятых решений. Невыполнение решения должно иметь следствием наказание, которое может быть экономическим, административным, уголовным и др. Политическая В. представляет собой насилие и принуждение. Естественно, что многие ее не любят, презирают и отвергают. Анархисты, напр., считают, что В. есть зло и от нее надо избавляться любыми путями. В. есть, однако, имманентная черта общества, и оно не может нормально функционировать без соответствующих властных структур. Люди боятся В., но вместе с тем, если в обществе берут верх аномальные явления — преступность, воровство, грабежи и т.д., — жалуются на отсутствие В. Безвластие приводит либо к дезинтеграции всех сторон общественной жизни и в конечном итоге к ее гибели, либо к установлению диктатуры. В. не тождественна авторитету. Субъект может обладать В., но не авторитетом, хотя обладание В. не исключает наличия авторитета. Субъект приобретает авторитет постепенно и заслуживает его благодаря своей деятельности, приносящей пользу обществу, коллективу, группе, политической партии, мафии и т.д. Субъект авторитета дает советы и рекомендации, которые можно учитывать, а можно игнорировать, что недопустимо в отношении распоряжений субъекта В. Многие выдающиеся люди (писатели, ученые, художники и т.д.), не имея никакой В., пользуются большим авторитетом в обществе. Что касается В. имущих, они должны заработать авторитет своими делами, а не обещаниями. Существуют разные классификации видов В., которые зависят от сфер общественной жизни, от характера и содержания самой В. и т.д. Во-первых, в общей форме можно выделить внутреннюю, внешнюю, “естественную” и институциональную В. Внутренняя В. вытекает из внутренней природы объекта В. Внешняя В. — это В., не вытекающая из внутренней природы своего объекта. Она предполагает подчинение чужой воле, навязывание своего видения мира, своего порядка и образа жизни. Так, победившее roc-во вынуждает побежденное подчиниться ему, перестроить свою жизнь в соответствии с представлениями гос-ва-побе-дителя. Под “естественной” В. понимается В., которая как бы дана от природы. Напр., вожди первобытных племен имели большую В., но они ее получали естественным путем, т.е. благодаря своим природным данным, своей преданности племени и т.д. Что касается институциональной В., то она базируется на юридических законах и нормах. В зависимости от сфер общественной жизни можно выделить В. экономическую, политическую, духовную и т.д. В свою очередь экономическую В. можно разделить на подвиды (В. в рамках предприятия, корпорации, фирмы и т.д.). Политическая В. также проявляется в различных формах (монархия, демократия, диктатура, олигархия, режим личной В., законодательная, исполнительная и судебная ветви В. и т.д.). Каждый способ производства порождает свой тип общественной В. В первобытном обществе господствовал такой тип В. (вожди, собрание рода), который наиболее адекватно соответствовал низкому уровню производительных сил и производственных отношений. Но уже с переходом к классовому обществу появляется др. тип В., выступающий в различных формах (монархия, демократия, тирания и т.д.). Формы его проявления зависят от конкретно-исторических усло- вий. Так, в Афинах в эпоху Перикла функционировала развитая рабовладельческая демократия, в антич. Риме республиканская форма правления была заменена диктатурой. Для феодализма типична монархия. Что касается капиталистического способа производства, то типичной формой В. для него является республика, хотя в определенных исторических обстоятельствах появляются диктаторские режимы. Но и они рано или поздно уступают место республиканской форме правления. И.А. Гобозов
Подробнее

Власть

Философский словарь
- в самом общем смысле есть способность и возможность социального субъекта осуществлять свою волю, используя различные ресурсы и технологии (авторитет, силу, традиции, закон, техники манипуляции сознанием и т. д.). При определении власти следует учитывать множественность ее проявлений и, соответственно, многоаспектность научных подходов к ее анализу. Этимология слова "власть" уже указывает на многозначность данного феномена. В греческом языке слово "архэ" (arche) имеет два значения - "править" и "начинать". Эти сущностные оттенки присутствуют в словах, имеющих корень "архэ" - "архитектор", "архиепископ", содержание которых раскрывается через синонимы "первый" и "главный", а также в значении "инициатор" - человек, дающий начало движению и деятельности других людей. В латинском языке potestas обозначает способность, возможность, обладание достаточной силой для осуществления какой-либо деятельности. Акцент не столько на источнике, "начале" действия, сколько на его субстанциональной основе - силе. В этом значении термин вошел в романо-германские языки (power). В русском языке - слово "власть" является однокоренным со словом "владеть" (властитель, владыка, владычествовать), основание которого имеет значение "собственник", "хозяин". Этимология подчеркивает экономическое основание, определяющее другие уровни властвования. Эти начальные смыслы легли в основу развитой социально-философской традиции анализа В. В античной философии (Платон, Аристотель) анализ В. концентрировался на отношении "господство - подчинение", на исследовании природы государства; в v-srednie-veka-4690.html">средние века и новое время эта линия была углублена в учениях Монтескье, Гоббса, Локка, Макиавелли (анализ видов В., сущность разделения В., рациональность в политике и т. д.). Новую главу в анализе В. открыл М. Вебер, который понимал под В. любую возможность проводить внутри данных социальных отношений собственную волю вопреки сопротивлению и независимо от того, на чем основана такая возможность. Затем появляется линия функционального определения В. (Т. Парсонс) - как "обобщенного посредника" отношений в обществе, подобно деньгам. Затем активно развиваются поведенческие концепции В., от бихевиорального направления до психоаналитических определений В., включая игровую модель В. (В. как состязание), "рыночную" модель (В. как сделка, В. как товар) и др. Главной для психоанализа становится проблема генезиса В. как отношений господства и· подчинения в связи с особыми установлениями человеческой психики, преимущественно в ее бессознательных аспектах (Фрейд, Райх, Фромм, Кауффман). Психоанализ впервые обращается к В. слова. Из этого направления вырастает школа Лакана, которая уже полностью концентрируется на изучении В. языка. Современная картина наиболее ярких социально-философских определений В. представлена политической семиологией Р. Барта, политической антропологией Э. Канетти и археологией В. М. Фуко. В., по М. Фуко, не определяется через чисто "негативные" характеристики (подавление, принуждение и т. п.), он показывает, что различные типы В. порождают и саму реальность, и объекты познания, и "ритуалы" их постижения. М. Фуко доказывает, что отношения В. пронизывают все общество. В. как объект социально-философского анализа предстает прежде всего через свою универсальную природу. Универсализм В. состоит в том, что она "располагается" во всех сферах человеческой деятельности, во всех "клеточках" социальной реальности, на всех уровнях социальной субъектности. "Поле В." может быть предельно малым (личность самого человека, семья и т. п.) и предельно большим, таким как сфера государственной В., международных отношений. Предельно широким "полем В." является вся социокультурная среда, весь социокультурный контекст той или иной эпохи, где В. растворяется в духовном пространстве через мифологии, религии, идеологии. Универсализм В. не отрицает ее конкретно-исторических модификаций, их анализ позволяет выйти на исследование типологии видов В., ее механизмов и технологий в различных исторических эпохах. Основой универсализма В. является природа отношений, которые и составляют сам феномен В. - это отношения зависимости, независимости и взаимозависимости между всеми уровнями социальной субъектности. Т. о., В. предстает и как самостоятельное общественное отношение, и как определенное измерение, качество и смысл других общественных отношений. Универсализм и тотальность В. предстают и в многообразии форм политического отчуждения и властного фетишизма. В. как абсолют, как некая самоценность всегда становилась объектом фетишизации и сакрализации, формы властного фетишизма соответствовали общей социокультурной эволюции. При этом культурные формы властного фетишизма менялись, но "тайна" В. оставалась непостижимой. Так и сейчас, когда исследователи "расколдовали" тоталитарный мир, поняв механизмы идеократического общества, оказалось, что тайна В. вновь ускользнула. В современном нам обществе притяжение и отчуждение В. не только не ослабели, но проявились еще резче и динамичнее. За образом "тайна власти" стоят и проблема ее анонимности (говоря социологическим языком - проблема субъектов В.), и проблема новых "изысканных" технологий информационного общества, и вечная проблема искушения В. и т. д. В философской интерпретации все это может быть выражено как проблема диалектики рационального и иррационального во В. Как в тоталитарном, так и в посттоталитарном обществах человек существует в ситуации "разлома" сознания, когда мир иллюзий, выраженный прежде всего в соответствующем языке и формах коммуникаций, становится для человека более реален, чем мир его повседневности, иллюзии становятся господствующим мотивом поведения, иррациональное утверждается над рациональным. Движение художественной и философской мысли на Западе подводит к выявлению и осознанию новых форм властного фетишизма. Становится ясно, что тоталитаризм не просто какое-то уродство истории, чудовищная маска XX в., которая уже сдернута. Властный фетишизм модернизируется, эволюционируя в новых культурных формах. Оформление властного фетишизма в информационном обществе способно привести к созданию новой "глобальной иллюзии" через компьютерный рай, через новые утонченные, сверхрационализированные по форме репрессивные практики, которыми владеет субъект информационной В. Формы насилия все более опосредованны. Человек делает то, что он хочет, а хочет он того, что требуется. Фрагментаризация повседневного сознания, "ретрансляторский" характер общения, опасность тотального компьютерного контроля - все это во многом сегодняшняя реальность цивилизованного Запада. Ситуация распада тоталитарной духовности в нашем обществе, осознаваемая как ценностный кризис, несет еще большие опасности, создает питательную среду для трансформаций властного фетишизма. Утрата смыслов и ценностных ориентиров лишают сознание внутренней структурированности. Бывший "идеологический человек" в поисках позитивной идентификации соотносит себя с неким целым, и чаще всего это оказываются квазиобщности. В. становится средоточием гуманитарного поиска, который фокусируется в главном морально-философском вопросе конца тысячелетия. Что есть В. - благо или зло? Важнейшее цивилизационное достижение или неизбывный инстинкт агрессивной человеческой природы? Ситуация тотального политического отчуждения, когда господствует "Великий Никто", снова порождает смятенное сознание, ставит сложнейшие вопросы перед политической философией, философией В. О. В. Шабурова
Подробнее

Власть

Экономический словарь
право распоряжения, управления посредством наделенных полномочий, обеспеченных законодательными нормами.
Подробнее

Власть

Экономический словарь
- особые общественные отношения господства и подчинения, при которых воля и действия одних людей, организаций преобладает (доминирует) над волей и действиями других людей, организаций (подвластными). Властвующие имеют возможность повелевать. В первобытном обществе В. носила сугубо общественный характер. Такими властными структурами являлись родовые органы управления. Всякая В. реализуется в определенных отношениях - властных отношениях. Потребность в установлении властных отношений возникает в силу необходимости регулирования поведения людей. В. старейшин и вождей основывалась исключительно на авторитете, на глубоком уважении всех членов рода к старшим, их опыту, мудрости, храбрости охотников, воинов. Огромную роль в родовой общине играли обычаи, с помощью которых регулировалась жизнедеятельность рода и его членов. С появлением государства организация и осуществление В. сосредоточиваются в руках специальных органов, постоянно занимающихся управлением общественными делами, т.е. осуществляется через "аппарат власти" и основывается на институтах организованного, государственного принуждения. В. призвана служить обществу, обеспечивать его целостность, надлежащее функционирование, служить личности, обеспечивая и охраняя права и свободы граждан.
Подробнее

Власть

Экономический словарь
- социальные взаимодействия, где некоторые люди обладают способностью воздействовать на других людей.
Подробнее

Власть

Экономический словарь
- возможность действовать или способность воздействовать на ситуацию или поведение других людей.
Подробнее

Власть

Психологическая энциклопедия
- один из важнейших видов социального взаимодействия, специфическое отношение по крайней мере между двумя субъектами, один из которых подчиняется распоряжениям другого, в результате этого подчинения властвующий субъект реализует свою волю и интересы. (Словарь, с. 34-36)
Подробнее

Власть

Словарь Даля
ж. право, сила и воля над чем, свобода действий и распоряжений; начальствование; управление; | начальство, начальник или начальники. Всякому дана власть над своим добром. Закон определяет власть каждого должностного лица, а
Подробнее

Власть

Толковый словарь Ожегова
Лица, облеченные правительственными, административными полномочиями
Подробнее

Власть

Юридический словарь
- способность и возможность осуществлять свою волю, оказывать определяющее воздействие на деятельность, поведение людей с помощью таких инструментов, как авторитет, право, насилие, даже вопреки сопротивлению, и независимо от того, на чем такие способность и возможность основаны. Властвующий может достигать своих целей, действуя различными методами: демократическими и авторитарными, честными и нечестными, насилием и местью, обманом, провокациями, вымогательством, стимулированием и т. д. В. как явление необходима. Она призвана обеспечивать потребности человеческого общежития. Специфической разновидностью В. является политическая власть - способность определенной социальной группы, страты (слоя) или определенного класса осуществлять свою волю, оказывать определяющее воздействие на деятельность, поведение людей посредством авторитета, права, насилия. В отличие от иных видов В. (семейной, общественной и др.), политическая В. оказывает свое влияние на большие группы людей, используя в этих целях специально созданный аппарат и специфические средства. В условиях демократии такие средства должны иметь исключительно конституционно-правовой характер. Субъектами политической В. являются политические общественные объединения, партии, органы местного самоуправления, граждане, реализующие политические права. Особая роль отводится государственным органам, являющимся агентами государственной власти, инструментом ее осуществления. (И.К.)
Подробнее