Алексеев Николай Николаевич

Что такое Алексеев Николай Николаевич? Значение слова «Алексеев Николай Николаевич» в популярных словарях и энциклопедиях, примеры употребления термина в повседневной жизни.

Значение «Алексеев Николай Николаевич» в словарях

Алексеев Николай Николаевич

Политический словарь
(1879-1964) — правовед и политолог, философ, историк общественной мысли, активист евразийского движения, автор книги «Русский народ и государство». Попытался применить феноменологический метод в философии права. Стоял во главе снабжения русской армии (1916-1917), участвовал в избирательной кампании для выборов в Учредительное Собрание. Преподавал в Московском университете (1912-1917), в Праге и Берлине (1922-1931), затем в Сорбонне, Белграде (с 1940). С 1950 жил в Женеве.
Подробнее

Алексеев Николай Николаевич

Биографический словарь
- см. в статье Алексеевы (П.П., Н.Н., В.Ф., В.Г., В.А., А.С.) .
Подробнее

Алексеев Николай Николаевич

Исторический словарь
Алексеев Николай Николаевич - см. в статье Алексеевы (П.П., Н.Н., В.Ф., В.Г., В.А., А.С.) .
Подробнее

Алексеев Николай Николаевич

Исторический словарь
(1.5.1879, Москва - 2.3.1964, Женева) - правовед. В 1906 после окончания Московского университета был оставлен при нем для подготовки к профессорскому званию. Специализировался по кафедре энциклопедии права и истории философии права. Через два года получил ученую степень магистра государственного права, в качестве приват-доцента начал преподавать на кафедре философии. Одновременно читал лекции в Коммерческом институте. В 1908-10 находился в научной командировке в Берлине, Гейдельберге, Париже. Первые работы А. были посвящены проблемам методологии правовой науки. В 1911 в Москве издана его книга «Науки общественные и естественные в историческом взаимодействии их методов. Очерки по истории и методологии общественных наук». В годы 1-й мировой войны А. активно занимался общественной деятельностью. В феврале 1915 стал членом Всероссийского Земского союза (уполномоченный Урмийского отряда союза в Тифлисе): в 1916-17 один из руководителей по снабжению русской армии в Иране. С 1916 профессор юридического факультета Московского университета: сотрудничал в журналах «Юридический вестник», «Вопросы права». В книге «Введение в изучение права» (1918) А,, помимо разработки вопросов теории права, пытался проанализировать истоки и сущность российской революции, подчеркивал анархический характер социально-политической идеологии в России, предубежденность против права. «Мы велики размахом, но бедны мыслью. Мы не сумели осмыслить наш размах, не сумели осветить его новым общественным сознанием и новой идеологией. Безграничный общественный простор, боязнь всяких принудительных и правовых форм характеризует наше социальное сознание в отличие от западного». Решение покинуть Советскую Россию созрело летом 1918. Внутренняя невозможность примириться с большевиками вынуждала к устройству жизни вне родины. Получив командировку за границу на 3 месяца с целью изучению международного права, 21.7.1918 А. выехал из Москвы в Берлин. За границей он понял, что большевизм не может быть свергнут при помощи иностранной интервенции. Дело организации белых армий стало казаться ему первоочередным. В октябре 1918 он отправился из Берлина в Киев, оттуда - в Крым. В Симферополе был избран профессором кафедры государственного права Таврического университета. В 1919 издал переработанный вариант книги «Введение в изучение права» под названием «Общее учение о праве». Одновременно в Москве была издана книга А. «Очерки по общей теории государства. Основные предпосылки и гипотезы государственной науки». Не замыкаясь в преподавательской работе, А. стал редактором ежедневной газеты «За единую Россию», ставившей целью пропаганду идей добровольческого движения. При начавшемся наступлении Красной армии поступил в Крымский конный полк Добровольческой армии (1919) в качестве временно исполняющего обязанности писаря первого эскадрона. Участвовал в военных действиях. С начала августа 1919 редактор газеты «Великая Россия», а затем заведующий литературной частью отдела пропаганды Добровольческой армии («Осваг»). Вместе с сотрудниками «Освага» 1.3.1919 был эвакуирован в Константинополь. Затем была София, потом Белград. В июне 1920 А. получил приглашение от имени главнокомандующего генерала Врангеля вернуться в Крым и занять место начальника информационной части при штабе армии.А. без промедления принял приглашение и вернулся в Россию. Но «белое дело» было уже проиграно. Из Севастополя он уже второй раз (в окт. 1920) эвакуировался в Константинополь. Начались долгие годы эмиграции, Первое время А. работал инспектором русской школы в Константинополе (1921), затем перебрался в Прагу; стал секретарем Русского юридического факультета Карлового университета (1922). Основателем и первым деканом факультета был П. Новгородцев, друг и учитель А. по Московскому университету. В состав Русского юридического факультета в Праге входили профессора: С.Булгаков, Г.Вернадский, А.Казеветтер, А.флоровский и др. Цель факультета - подготовка юристов для работы в России, учитывая национальный характер юридической науки, не позволяющий заменить вполне русское юридическое образование обучением на юридических факультетах иностранных университетов. Как секретарь факультета входил в состав юридической испытательной комиссии; участвовал в работе Философского общества, постоянно выступал с докладами. На съезде ученых в Праге (25.9.20.10.1924) прочитал доклад на тему: «Понятие об обществе и явлениях общественности». Основное внимание в своей исследовательской и преподавательской деятельности в Праге А. уделял вопросам философии права, которые впервые выделены им из общей теории права в самостоятельный круг проблем («Основы философии права», 1924). С группой соавторов работал над двухтомным трудом «Право Советской России» (1925). Продолжением исследований А. в области истории и философии права стала книга «Идея государства. Очерки по истории политической мысли» (Нью-Йорк, 1955). Автор рассматривал основные политические доктрины, теории, верования, которые оставили глубокий след в развитии европейского политического сознания. Новые перспективы для творчества А. открывались в связи с формированием евразийского движения, одним из зачинателей которого он являлся.А. принимал активное участие в разработке программного документа «Евразийство. Опыт систематического изложения» (1926). Все основные темы движения разрабатывались А. в его публикациях; «Собственность и социализм. Опыт обоснования социально-экономической программы евразийства» (Париж, 1928); «На путях к будущей России. (Советский строй и его политические возможности)» (Берлин, 1927). В этих работах полнее всего выражено отношение евразийцев к советской системе. Идеократическое государство должно взять на себя организацию всей жизни общества и прежде всего народного хозяйства, Экономическая система евразийства не есть просто «государственная», но «государственночастная система», в которой государственная собственность, как господствующая, сосуществует с другими видами собственности, Наиболее значительный вклад А. внес в разработку государственно-правовых аспектов концепции евразийцев (см. его статьи: «Евразийцы и государство» (Париж, 1927); «Обязанность и право» (Париж, 1928): «Народное право и задачи нашей правовой политики» (Париж, 1927): «Евразийство и марксизм» (Прага, 1929); «Советский федерализм» (Париж, 1927) и т.д. В 30-е центр евразийского движения переместился в Париж и Берлин. Здесь вышли новые работы А.: «Религия, право и нравственность» (1930): «Духовные предпосылки евразийской культуры» (1935), «Мировая революция и духовное назначение человека» (1935), «О гарантийном государстве» (1937), «Пути и судьбы марксизма. От Маркса и Энгельса к Ленину и Сталину» (1936). Евразийство внесло в политический лексикон новые понятия и термины: «правящий отбор», «идея-правительница», «идеократическая и гарантийная государственность». Большая заслуга в этом принадлежит А,, разработавшему политическую доктрину евразийства. Под «идеократией» он понимал такой социальный и государственный строй, в основе которого лежит единая и единственная государственная идея. Одновременно «идея-правительница» - господствующая идеология общества - превращалась в само общество, в государство идеократического типа, по своим характерным чертам очень сходное со средневековой теократией. Как утверждал А" на смену классовым организациям должны будут придти организации «государственно-идеологические, внеклассовые и надклассовые»; политические партии старого парламентского типа уступят место новым организациям корпоративного, профессионального или территориального характера. Однако реальные результаты «идеократических» государственных экспериментов в Италии, Германии и СССР оттолкнули большую часть евразийских теоретиков, в том числе и А" от прямолинейных авторитарных конструкций, которых они придерживались в 20-е. Все более тщательную разработку в статьях А. стала получать идея «демократического» государства. Он резко критиковал различные модели фашистского режима, подчеркивал, что «евразийство всегда боролось с насаждением в России фашизма, поскольку он является чисто западным продуктом» («Куда идти? К вопросу о новой Советской конституции», 6/м" б/г.). Евразийское же государство, по оценке А., отличается от фашистского корпоративного государства тем, что оно «демократическое» и «гарантийное». «Демократичность» евразийской государственной модели, с точки зрения А., обусловлена тем, что в центре его внимания «практическая жизнь», тогда как современные демократии сосредотачивают внимание масс на политике, отвлекая их от «реальных хозяйственных потребностей». «Гарантийное» государство главной своей задачей ставит обеспечение в управлении компетентных спецов. «Гарантийное» и «демократическое» государство, по мнению А" выражает свою идеократичность в формулировании постоянной цели. Вопросы религии, веры, церковно-государственных отношений исследуются в работах А.: «Религия, право и нравственность» (1930), «Идея «Земного Града» в христианском вероучении» (1926), «О высшем понятии философии» (1937), «Русский народ и госудерство»(1927), «Христианство и идея монархии» (1927), «Христианство и социализм» (1931) и др.А. полагал, что в религии следует искать основания абсолютно истинной идеологии. Не видя в подражании Европе единственно возможный для России путь культурного развития, он считал одним из устоев будущей России православие: «православие есть основная ценность, которая светит православным евразийцам». Негативная заслуга революции заключалась, по мысли А" в том, что она «выяснила материальное и духовное убожество, отвратность социализма и спасающую силу религии». А. - участник экуменического движения. В составе русской делегации он присутствовал на конференциях «Дело и жизнь» в Оксфорде и «Вера и строй» в Эдинбурге (1937). После Праги А. преподавал в Берлине (до 1931), в Страсбурге (1931-40), в Белграде (1940-48) и в Женеве (1948): сотрудничал в ряде эмигрантских периодических изданий: газете «Евразия», журналах «Евразийский временник», «Евразийский сборник», «Утверждение евразийцев», «Евразийская хроника», «Путь», «Грани», «Вестник русского (студенческого) христианского движения», «Новый град», «Русские записки», «Архив русской революции», «Новый журнал». Соч.: В бурные годы (из воспоминаний Алексеева) // Арх. рус. рев-ции, 1926, № 17; НЖ, 1958, № 53-55; 1959, № 57; Грани, 1960. № 47, 48; Русский народ и государство // Путь, 1927, № 8; Современные задачи правоведения, кн. 7. Париж, 1931.
Подробнее

Алексеев Николай Николаевич

Философский словарь
(1879, Москва - 1964, Женева) - философ права, один из идеологов евразийства. В 1906 г. окончил Московский ун-т. В 1908-1910 гг. стажировался в Берлине, Гейдельберге и Париже. В 1912-1917 гг. - проф. права в Москве, в 1922-1931 гг. - в Праге и Берлине, в 1931-1948 гг. преподавал в Страсбурге, в Белграде, а с 1948 г. - в Женеве. А. сыграл ведущую роль в разработке государственно-правового учения евразийцев, создании евразийской модели государственного устройства России. Он исходил из убеждения, что на огромной территории России-Евразии длительной устойчивостью может обладать только хорошо организованное государство, а для этого необходима детально разработанная идея, способная овладеть как правящим слоем, так и широкими массами. Принцип государственного устройства должен гармонически объединять начала аристократизма и демократизма, т. е. политику, осуществляемую сознательным и высококультурным меньшинством в интересах масс ("Евразийцы и государство"). Правящий слой в таком государстве формируется путем специального "отбора" из народа, и он вырабатывает государственный идеал, выражает единую волю нации или групп наций, являя собой подобие "духовного ордена", главной функцией к-рого должно быть моральное руководство об-вом и выработка высшей религиозно-философской истины. Право в системе взглядов А. трактуется прежде всего как "правомочие", т. е. как возможность осуществления тех или иных действий, в отличие от правовых систем, в к-рых на первый план выдвигаются понятия "обязанность" и "долг". Зап. моделям государственного устройства, опиравшимся на теорию "естественного права", А. противопоставлял древнерус. Идеал государства - правды", в к-ром государство подчинено "началу вечности" и на основе понятия "правда", включающего в себя и субъективное право, и нормы справедливости, достигается синтез права и нравственности, единство прав и обязанностей граждан. Философия права А. предполагала преодоление нормативного "объективного права" и замену его т. наз. "установленным правом", основывающимся на религиозно-нравственных идеях и вытекающим из общенародного правосознания. В государстве такой правовой системой индивид не может существовать иначе как воплощение общественного целого, в чем А. видел цель, долг и право гражданина (К учению об "объективном праве" // Тридцатые годы. Париж, 1931. С. 221-254). А. принял активное участие в разработке социально-экономической программы евразийства, стержнем к-рой была идея "государственно-частной системы хозяйствования". С ней связывалась надежда на ликвидацию расслоения об-ва на чрезмерно богатых и бедных, характерного для частнособственнической экономики. Социализм, считал А., не в состоянии решить данной проблемы, т. к. он лишь устраняет большое число субъектов собственности, не меняя при этом ее структуры. А. полагал, что необходимо новое, "функциональное" понимание ин-та собственности, в соответствии с к-рым государство налагает на собственников определенные обязанности и обеспечивает согласование деятельности экономических субъектов с интересами об-ва. Он предложил и модель межнациональных отношений евразийского сообщества народов, исходя из идеализированного опыта советского государственного строительства. Правда, последний был им подвергнут критике за выдвижение в качестве основы связи народов идеи интернациональной солидарности пролетариата перед лицом предполагаемой угрозы со стороны классовых врагов. Между тем, считал А., необходим федеративный принцип устройства России-Евразии, очищенный от коммунистической идеологии и основанный на осознании общей исторической судьбы народов евразийского мира (Советский федерализм // Евразийский временник. Париж, 1927. Кн. 5. С. 240-261).
Подробнее