Булгаков Сергей Николаевич

Ищете, что такое Булгаков Сергей Николаевич? Пытаетесь разобраться, что означает Булгаков Сергей Николаевич в современном языке?

На этой странице вы узнаете значение термина Булгаков Сергей Николаевич во всех словарях и энциклопедиях, а также получите примеры его употребления в повседневной жизни.

Булгаков Сергей Николаевич Булгаков Сергей Николаевич Биографический словарь
Булгаков, Сергей Николаевич - известный писатель. Родился в 1871 г. в Ливнах, в семье священника; учился в орловской семинарии и елецкой гимназии, кончил курс юридического факультета Московского университета. Выдержав магистерский экзамен, Булгаков стал преподавателем политической экономии в московском техническом училище; в 1901 г. защитил в Московском университете диссертацию на степень магистра и был выбрал профессором киевского политехнического института; в 1906 г. вернулся в Москву приват-доцентом университета. В 1911 г. подал со многими другими в отставку. Булгаков был членом 2-ой государственной думы, но видной руководящей роли в ней не играл, выступив, однако, несколько раз преимущественно для осуждения терроризма снизу и терроризма сверху. Популярность Булгакова создалась, главным образом, его публичными лекциями, соединявшими блестящие художественные качества с идейностью содержания и задушевностью тона. Булгаков едва ли не самый яркий и самый боевой представитель в России критико-идеалистического философского движения. Коренная реформа, произведенная родоначальником критической философии в теории познания, представляется и Булгакову центральным событием истории европейской духовной культуры. Сознательная ""кантология"" является, по его убеждению, незаменимой подготовительной школой для критического пересмотра познавательных средств и категорий, составляющих догматическое достояние эмпирической науки. Критическая работа Булгакова над некоторыми традиционным предпосылками и приемами позитивизма является тем более интересной, что при первых шагах своих на научном поприще он сам был убежденным сторонником механического мировоззрения. Булгаков прошел длинный путь ""от марксизма к идеализму"" и с большою искренностью воспроизвел перед читателями и слушателями все моменты своих философских исканий. В обширной диссертации своей ""Капитализм и земледелие"" Булгаков задался целью показать на истории аграрной эволюции всеобщую приложимость марксовского закона концентрации производства, но пришел к выводам прямо противоположным. Экономическая схема Маркса оказалась не соответствующею исторической действительности, а связанная с нею позитивная теория общественного прогресса - неспособной питать неискоренимую веру человека в историческое оправдание добра. После безуспешных попыток использовать в интересах марксизма гносеологические заветы Канта, Булгаков остановился на мысли, что прочное обоснование руководящих начал личной и общественной жизни возможно только путем выработки безусловных мерил в вопросах блага, истины и красоты. Позитивная наука своей теорией прогресса хочет поглотить и метафизику, и религиозную веру, но, оставляя нас относительно будущих судеб человечества в полной неизвестности, дает нам лишь догматическое богословие атеизма. Миропонимание механическое, все подчиняя фатальной необходимости, в конечной инстанции оказывается покоящимся на вере. Марксизм, как самая яркая разновидность религии прогресса, воодушевлял своих сторонников верой в близкий и закономерный приход обновленного общественного строя; он был силен не научными, а утопическими своими элементами. Булгаков пришел к убеждению, что прогресс является не эмпирическим законом исторического развития, а задачей нравственной, абсолютным религиозным долженствованием. Социальная борьба представляется ему не столкновением лишь враждебных классовых интересов, а осуществлением и развитием нравственной идеи. Бытие не может обосновать долженствования; идеал не может вытекать из действительности. Учение о классовом себялюбии и классовой солидарности запечатлено, по убеждению Булгакова, характером поверхностного гедонизма. С нравственной точки зрения борющиеся из-за житейских благ партии вполне равноценны, поскольку ими руководит не религиозный энтузиазм, не искание безусловного и непреходящего смысла жизни, а обыденное себялюбие. Эвдаймонистический идеал прогресса, в качестве масштаба при оценке исторического развития, приводит, по мнению Булгакова, к противо нравственным выводам, к признанию страдающих поколений лишь мостом к грядущему блаженству потомков. Приблизительно с 1900 г. проблема религиозно-философского обоснования общечеловеческого прогресса становится для Булгакова центральной проблемой мировоззрения, как бы равнодействующей его неустанных критико-идеалистических усилий. Современная философская система обязана, по его убеждению, усвоить и переработать все конечные выводы современной положительной науки, выяснить свою связь с реальными задачами времени и установить к ним определенное принципиальное отношение, начертав, таким образом, и общую программу практической политики. Наибольшим сочувствием Булгакова пользуется тот тип философского идеализма, который приводит нравственную проблему в органическую связь с коренными вопросами метафизики. Поэтому философия Вл. Соловьева , делающая жизненное начало христианства организующим принципом общественного творчества, представляется Булгакову последним словом мировой философской мысли, ее высшим синтезом. Отдельные этапы философского развития Булгакова находят себе ясное отражение в тех десяти статьях его, из которых составился сборник ""От марксизма к идеализму"" (СПб., 1904). К области политической экономии в тесном смысле относятся, главным образом, следующие его работы: ""О рынках при капиталистическом производстве"" (1896); ""Что такое трудовая ценность"" (""Сборник правоведения и общественных знаний"", т. VI); ""Классическая школа и историческое направление в политической экономии"" (""Новое Слово"", октябрь, 1897); ""К вопросу об эволюции земледелия"" (""Начало"", I-III, 1899); ""Ралохойнский эксперимент"" (""Мир Божий"", 1900, февраль). Основное воззрение современной политической экономии, по которому рост материальных потребностей является коренным принципом нормального экономического развития, встречает со стороны Булгакова суровое осуждение. Он признает экономический прогресс необходимым условием духовного преуспеяния, но предостерегает от наклонности заменять прогресс общечеловеческий и общекультурный одним лишь прогрессом экономическим. Нравственный материализм и духовная буржуазность, погубившие некогда римскую цивилизацию, составляют, в его глазах, болезнь современного европейского общества. Неспособность удовлетвориться нарастанием внешних материальных благ и примириться с укоренившимися формами общественной неправды, стремление к общечеловеческим идеалам, ненасытную потребность сознательной и действенной религиозной веры Булгаков признает самыми характерными и самыми счастливыми особенностями русского духа. Это все крепнущее убеждение его раскрывается и в двух его последних больших книгах: ""Два града. Исследования о природе общественных идеалов"" (2 тт., М., 1911) и ""Философия хозяйства"" (2 тт., М., 1912). Являясь по своим философским убеждениям прямым учеником Вл. Соловьева, Булгаков, однако, относится критически к его церковно-политической и экономической программе. Проблема философии хозяйства - о человеке в природе и о природе в человеке никогда не выходила из писательского кругозора Булгакова, но в последней большой своей книге он впервые задался целью ""понять мир, как объект трудового хозяйственного воздействия"" и свести к одному стройному целому все результаты своих прежних идейных исканий. Для новой логической архитектуры он бракует теперь уже иное в философском арсенале кантианства. Жизненная истина религиозного материализма забывается или затемняется, по убеждению Булгакова, современным ""кантизирующим"" богословием. Ему представляется необходимым ""перевести"" бессмертные космологические и экономические заветы отцов церкви на язык современно философского мышления. Верный старинным традициям исторического христианства, Булгаков рассматривает основы хозяйственного процесса, своеобразно освещает проблемы об отношении плоти и духа и о конечной цели всемирной истории. В новейшей западноевропейской философии Булгаков признает теперь наиболее сродным себе по духу Шеллинга и делает едва ли благодарную попытку сочетать натуралистический пантеизм немецкого мыслителя с церковным теизмом Владимира Соловьева. По философскому наблюдению Булгакова, ""над оживлением природы неустанно работает ее сын и раб, любовник и господин, повелитель и рабочий, пока же только хозяин""... Так парадоксально намечает он краеугольные устои своего религиозно-экономического миросозерцания. Примирение разнородных стихий исторического процесса и разноценных начал нравственного делания рисуется Булгакову далекой, но достижимой обетованной землей человечества. В понимании общественной стороны христианства Булгаков стоит близко к правому крылу официальных богословов. Евангелие, по его истолкованию, не требовало немедленного освобождения христиан-рабов от христиан-хозяев, не трогало существующего экономического строя, предоставляя его своей перерождающей работе в истории. Булгаков нигде не говорит о принципиальной несовместимости войны и уголовной кары с учением Иисуса. Существеннейший момент подлинного христианства он видит в догмате всеобщего плотского воскресения и стремится к историко-философскому оправданию всей мистико-обрядовой стороны церковных преданий. Самые суровые критики не могут отказать ему в богатом образовании, проникновенной творческой вдумчивости, блестящем литературном таланте и нелицемерной любви к всечеловеческой правде. Валентин Сперанский.
Булгаков Сергей Николаевич Булгаков Сергей Николаевич Исторический словарь
(16.4.1871, Ливны, Орловской губ. - 12.7.1944, Париж) философ, экономист. Родился в семье священника. Окончив духовное училище, поступил в Орловскую духовную семинарию (1885), но, проникшись материалистическими и революционными идеями, оставил ее (1888) и окончил елецкую гимназию. В 1890-94 учился на юридическом факультете Московского университета: вошел в ряд оппозиционных студенческих организаций и сблизился с марксистами. В 1895 оставлен при кафедре политической экономии и статистики для приготовления к профессорскому званию. Написанный им в качестве магистерской диссертации труд «О рынках при капиталистическом производстве» (М" 1896) был задержан цензурой и, изъятый из библиотек, лишь в конце 1897 смог увидеть свет, но, как книга революционно-марксистского направления, не мог быть принят к защите. В 1897 Б. начал преподавать политэкономию и статистику в Московском техническом училище, активно сотрудничал в марксистской легальной печати: журналах «Новое Слово» (1897), «Начало» (1899), «Научное Обозрение» (1899-1900), в области экономической теории и гносеологии примыкая к «критическому направлению» в русском марксизме. С 1898 - в научной командировке в Германии, Англии и Франции, где по плану профессора А.Чупрова занимался историей аграрного вопроса в Европе. Заграницей познакомился с лидерами социал-демократии К.Каутским, А.Бебелем, Г.Плехановым. Опыт исследования, суммированный им в новой магистерской диссертации «Капитализм и земледелие» (тт. 1-2, М. 1900), и личные впечатления от деятельности западной социал-демократии заставили Б. усомниться в экономической, философской и политической доктрине марксизма. Параллельное увлечение философией и публицистикой Вл.Соловьева предопределило поиски Б. в направлении «христианской политики» и софиологии (примерно до 1907-8), подчиненные идеям «христианского социализма», в котором религиозное понимание общественной жизни соединялось с социалистическими требованиями обобществления производства, уничтожения капиталистической эксплуатации и коллективного самоуправления, а также с общелиберальными принципами политических свобод. В 1901-6 Б. - ординарный профессор Киевского политехнического института, с 1903 приват-доцент университета Св. Владимира, вел активную работу в рядах либерально-социалистической оппозиции, выступал с публичными лекциями, участвовал в киевском Литературно-художественном кружке, в организации и деятельности киевского отделения Союза освобождения. На совещании создателей Союза в Шафхаузене в 1903 выступил с докладом о его аграрной программе, сотрудничал в его органе - журнале «Освобождение». В рамках складывающегося в 1900-е т.н. «идеалистического направления» (вместе с П. Струне, Н.Бердяевым, С.Франком, П.Новгородцевым и др.) принял участие в его дебютном сборнике «Проблемы идеализма» (М., 1902). Осенью 1904 вместе с Бердяевым вошел в редакцию религиозно-общественного журнала «Новый путь», а с 1905 редактировал журнал «Вопросы жизни». С этих пор центром деятельности Б. стала пропаганда и организация структур «христианской политики», «христианской общественности» социалистического толка. В связи с этим он сблизился с участниками радикального Христианского братства борьбы (с 1905) В.Эрном и В.Свенцицким и вместе с ними организовал московское Религиозно-Философское общество памяти Вл.Соловьева, выпускал сборники «Вопросы религии» (1906-8), Религиозно-общественную библиотеку (серии брошюр для интеллигенции и народа), киевскую христианско-социалистическую газету «Народ» (апр. 1906). В практике этих предприятий соединялись программы церковной реформации, политического освобождения и решения социального вопроса. Приветствуя манифест 17 октября 1905, Б. оставался непримиримым противником монархии. С 1906 профессор Московского университета, преподаватель ряда московских учебных заведений, в том числе Московского Коммерческого института. В 1907 член 2-й Государственной думы, избранный от Орловской губернии как беспартийный «христианский социалист»; председатель думской комиссии по церковному законодательству, в которой выступал как один из авторов кадетского законопроекта; член комиссий бюджетной, аграрной и др. Выступал с призывами к отмене военно-полевых судов, с осуждением правительственного и революционного террора. Из опыта работы в Думе Б. вынес глубочайшее разочарование в политике как средстве освобождения общества и человека, и летом 1907 началось возвращение Б. в лоно «исторической» православной церкви, одновременно отход от религиозно-общественного радикализма, что было засвидетельствовано в его статьях в журналах «Русская мысль» и «Московский еженедельник», впоследствии объединенных в сборник «Два града» (т. 1-2, М., 1911), В сборнике «Вехи» (1909) выступил с концепцией духовного преодоления интеллигентской революционности и нигилизма. Личная трагедия летом 1909 (смерть сына) предопределила растущее сосредоточение Б. на богословской и историко-религиозной проблематике, вдохновляемой проектом построения целостной «христианской социологии», объединяющей все сферы деятельности человека от хозяйства до общественности. Его исследования на этот счет составили докторскую диссертацию «Философия хозяйства» (М., 1912). Под преобладающим влиянием Вл.Соловьева, ас 1910 - и П.Флоренского Б. развивал учение о Софии, всеединстве, объединяющем человека и его историю с Богом и его воплощениями. С 1910 активный участник и организатор московского религиозно-философского книгоиздательства М.Морозовой «Путь» (до 1918). В феврале 1911 в числе других представителей русской профессуры в знак протеста против ущемления университетской автономии вышел в отставку из Московского университета. Тем не менее общественно-политические взгляды Б. этого времени становились вполне консервативными и в принципе не противоречили монархическому устройству: его критика общественных проблем сводилась к осуждению властвующей бюрократии. После Февральской революции 1917 Б. вновь был избран профессором Московского университета. Выдвинут делегатом Всероссийского Поместного собора православной церкви от мирян Таврической епархии и с августа 1917 до мая 1918 принимал активное участие в работе двух сессий собора, который ввел его в состав Высшего церковного совета. В 1917 вступил в организованную Струве «Лигу русской культуры», став товарищем председателя ее отделения в Москве. В июне 1918 принял священнический сан и, передав в сборник «Из глубины» диалоги «На пиру богов», анализировавшие национальную катастрофу 1917, выехал к семье в Крым, а затем в Киев, откуда в годы гражданской войны вернуться уже не смог. Исключенный большевиками из Московского университета, Б. в качестве профессора Таврического университета преподавал в Симферополе политэкономию и богословие. Служил в ялтинском соборе. С уходом из Крыма белой армии был исключен из университета, а в декабре 1922 выслан в Константинополь. В 1923-25 профессор церковного права Русского юридического факультета при Пражском университете. Планируя продолжение религиозно-общественной пропаганды, включая издание журнала, Б. одновременно задумывался и над формой религиозного объединения близких по духу интеллектуалов либерально-консервативной ориентации, в основе совпадавшего с авторским коллективом сборника «Вехи». Им стало Братство Св.Софии, объединившее Б., как его духовного главу, А.Карташева, Г.Флоровского, Франка, Струве, Бердяева и др. Однако неудачная попытка расширить это сообщество (1924) за счет деятелей евразийства, а затем и ожесточенная полемика между Струве и Бердяевым в 1925-26 фактически раскололи Братство и окончательно свели сферу общественной деятельности Б. к преподавательской работе и углубленным занятиям православной теологией. С 1925 профессор догматики и декан Русского Богословского православного института (впоследствии - академии) в Париже. В этой должности Б. пробыл до смерти. Публиковал свои сочинения в религиозно-философском журнале «Путь» (1925-40). Учение Б. о Софии Премудрости Божией стало основанием для обвинения его в ереси одновременно епископами эмигрантского Карловацкого собора и московским митрополитом, местоблюстителем патриаршего престола Сергием (1935). Б., однако, вел активную церковную жизнь, участвовал в съездах Русского студенческого христианского движения, сотрудничая с англиканским братством Св.Сергия и Албания, заседая в экуменических съездах, дважды (в 1934 и 1936) выезжая в США с циклом лекций и проповедей. Потеряв после операции рака горла голос (1939), сосредоточился на составлении большого числа письменных проповедей.
Булгаков Сергей Николаевич Булгаков Сергей Николаевич Исторический словарь
(16.07.1871 - 13.07.1944), философ, богослов, экономист. Родился в г. Ливны Орловской губ. в семье священника. Окончив в 1896 юридический факультет Московского университета, уезжает в Германию, где занимается политэкономией. До 1906 занимает кафедру политической экономии в Киевском политехническом институте. Примыкает к марксистам. В 1903 выпускает книгу "От марксизма к идеализму", знаменовавшую отход Булгакова от экономического материализма и намечавшую сближение с Православной Церковью. Совместно с Н.А. Бердяевым издавал в 1905 журнал религиозно-философского направления "Вопросы жизни". С 1906 по 1918 профессор политэкономии Московского университета. В 1906 был избран депутатом во 2-ю Государственную думу. В 1909 в сборнике "Вехи" поместил статью "Героизм и подвижничество". Активно участвует в издании журнала "Путь". В 1918 Булгаков принимает священнический сан, а в 1919 переезжает в Крым, где преподает политэкономию и богословие. В 1923 был выслан за пределы СССР. Преподавал сначала в Праге, в 1924 переехал в Париж. Работал в Парижском богословском институте, был его деканом. Принимает активное участие в Русском христианском студенческом движении, регулярно печатается в журнале "Путь", издаваемом Н.А. Бердяевым. В 1927 выходит первая часть трилогии "Купина Неопалимая", в том же году появляется вторая часть - "Друг Жениха", в 1929 - третья - "Лестница Иакова". В 1933-45 выходит в свет вторая трилогия Булгакова: "Агнец Божий" (1933), "Утешитель" (1936), "Невеста Агнца" (1945). Посмертно вышли книги "Апокалипсис Иоанна" (1948) и "Философия имени" (1953). Восприняв от В.С. Соловьева идею философии всеединства, Булгаков развивает учение о Софии Премудрости Божией как предвечно сущей в Божественном замысле мировой душе, женственной по своему существу, вместившей Божественную любовь и излучающей ее в мир. По представлению Булгакова, София имеет двойственный характер - одновременно небесный, Божественный и тварно-человеческий. Человек, сотворенный по образу и подобию Божьему, как муж и жена в любви, восстанавливает единство мира и полноту образа Божьего. Ф. Р.
Булгаков Сергей Николаевич Булгаков Сергей Николаевич Исторический словарь
(1871-1944). Русский экономист, философ, теолог, один из авторов сборника "Вехи". Был приват-доцентом Московского Университета по кафедре политической экономии и профессором Московского Технического училища. В 90-х гг. XIX в. был "легальным марксистом". В 1903 г. выпустил известную книгу "От марксизма к идеализму". С 1906 г. он уже покидает почву философского идеализма и становится на точку зрения религиозного мистицизма, называя себя вначале "христианским социалистом". Позднее становится кадетом и избирается депутатом во 2 Думу. Под влиянием Вл. С. Соловьева обратился к религиозно-мистической философии. С 1918 г. - религиозный деятель. В 1922 г. эмигрировал, организовал общество Святой Софии, был профессором богословского института в Париже (1925-1944).
Булгаков Сергей Николаевич Булгаков Сергей Николаевич Исторический словарь
Булгаков, Сергей Николаевич - известный писатель. Родился в 1871 г. в Ливнах, в семье священника; учился в орловской семинарии и елецкой гимназии, кончил курс юридического факультета Московского университета. Выдержав магистерский экзамен, Булгаков стал преподавателем политической экономии в московском техническом училище; в 1901 г. защитил в Московском университете диссертацию на степень магистра и был выбрал профессором киевского политехнического института; в 1906 г. вернулся в Москву приват-доцентом университета. В 1911 г. подал со многими другими в отставку. Булгаков был членом 2-ой государственной думы, но видной руководящей роли в ней не играл, выступив, однако, несколько раз преимущественно для осуждения терроризма снизу и терроризма сверху. Популярность Булгакова создалась, главным образом, его публичными лекциями, соединявшими блестящие художественные качества с идейностью содержания и задушевностью тона. Булгаков едва ли не самый яркий и самый боевой представитель в России критико-идеалистического философского движения. Коренная реформа, произведенная родоначальником критической философии в теории познания, представляется и Булгакову центральным событием истории европейской духовной культуры. Сознательная ""кантология"" является, по его убеждению, незаменимой подготовительной школой для критического пересмотра познавательных средств и категорий, составляющих догматическое достояние эмпирической науки. Критическая работа Булгакова над некоторыми традиционным предпосылками и приемами позитивизма является тем более интересной, что при первых шагах своих на научном поприще он сам был убежденным сторонником механического мировоззрения. Булгаков прошел длинный путь ""от марксизма к идеализму"" и с большою искренностью воспроизвел перед читателями и слушателями все моменты своих философских исканий. В обширной диссертации своей ""Капитализм и земледелие"" Булгаков задался целью показать на истории аграрной эволюции всеобщую приложимость марксовского закона концентрации производства, но пришел к выводам прямо противоположным. Экономическая схема Маркса оказалась не соответствующею исторической действительности, а связанная с нею позитивная теория общественного прогресса - неспособной питать неискоренимую веру человека в историческое оправдание добра. После безуспешных попыток использовать в интересах марксизма гносеологические заветы Канта, Булгаков остановился на мысли, что прочное обоснование руководящих начал личной и общественной жизни возможно только путем выработки безусловных мерил в вопросах блага, истины и красоты. Позитивная наука своей теорией прогресса хочет поглотить и метафизику, и религиозную веру, но, оставляя нас относительно будущих судеб человечества в полной неизвестности, дает нам лишь догматическое богословие атеизма. Миропонимание механическое, все подчиняя фатальной необходимости, в конечной инстанции оказывается покоящимся на вере. Марксизм, как самая яркая разновидность религии прогресса, воодушевлял своих сторонников верой в близкий и закономерный приход обновленного общественного строя; он был силен не научными, а утопическими своими элементами. Булгаков пришел к убеждению, что прогресс является не эмпирическим законом исторического развития, а задачей нравственной, абсолютным религиозным долженствованием. Социальная борьба представляется ему не столкновением лишь враждебных классовых интересов, а осуществлением и развитием нравственной идеи. Бытие не может обосновать долженствования; идеал не может вытекать из действительности. Учение о классовом себялюбии и классовой солидарности запечатлено, по убеждению Булгакова, характером поверхностного гедонизма. С нравственной точки зрения борющиеся из-за житейских благ партии вполне равноценны, поскольку ими руководит не религиозный энтузиазм, не искание безусловного и непреходящего смысла жизни, а обыденное себялюбие. Эвдаймонистический идеал прогресса, в качестве масштаба при оценке исторического развития, приводит, по мнению Булгакова, к противо нравственным выводам, к признанию страдающих поколений лишь мостом к грядущему блаженству потомков. Приблизительно с 1900 г. проблема религиозно-философского обоснования общечеловеческого прогресса становится для Булгакова центральной проблемой мировоззрения, как бы равнодействующей его неустанных критико-идеалистических усилий. Современная философская система обязана, по его убеждению, усвоить и переработать все конечные выводы современной положительной науки, выяснить свою связь с реальными задачами времени и установить к ним определенное принципиальное отношение, начертав, таким образом, и общую программу практической политики. Наибольшим сочувствием Булгакова пользуется тот тип философского идеализма, который приводит нравственную проблему в органическую связь с коренными вопросами метафизики. Поэтому философия Вл. Соловьева , делающая жизненное начало христианства организующим принципом общественного творчества, представляется Булгакову последним словом мировой философской мысли, ее высшим синтезом. Отдельные этапы философского развития Булгакова находят себе ясное отражение в тех десяти статьях его, из которых составился сборник ""От марксизма к идеализму"" (СПб., 1904). К области политической экономии в тесном смысле относятся, главным образом, следующие его работы: ""О рынках при капиталистическом производстве"" (1896); ""Что такое трудовая ценность"" (""Сборник правоведения и общественных знаний"", т. VI); ""Классическая школа и историческое направление в политической экономии"" (""Новое Слово"", октябрь, 1897); ""К вопросу об эволюции земледелия"" (""Начало"", I-III, 1899); ""Ралохойнский эксперимент"" (""Мир Божий"", 1900, февраль). Основное воззрение современной политической экономии, по которому рост материальных потребностей является коренным принципом нормального экономического развития, встречает со стороны Булгакова суровое осуждение. Он признает экономический прогресс необходимым условием духовного преуспеяния, но предостерегает от наклонности заменять прогресс общечеловеческий и общекультурный одним лишь прогрессом экономическим. Нравственный материализм и духовная буржуазность, погубившие некогда римскую цивилизацию, составляют, в его глазах, болезнь современного европейского общества. Неспособность удовлетвориться нарастанием внешних материальных благ и примириться с укоренившимися формами общественной неправды, стремление к общечеловеческим идеалам, ненасытную потребность сознательной и действенной религиозной веры Булгаков признает самыми характерными и самыми счастливыми особенностями русского духа. Это все крепнущее убеждение его раскрывается и в двух его последних больших книгах: ""Два града. Исследования о природе общественных идеалов"" (2 тт., М., 1911) и ""Философия хозяйства"" (2 тт., М., 1912). Являясь по своим философским убеждениям прямым учеником Вл. Соловьева, Булгаков, однако, относится критически к его церковно-политической и экономической программе. Проблема философии хозяйства - о человеке в природе и о природе в человеке никогда не выходила из писательского кругозора Булгакова, но в последней большой своей книге он впервые задался целью ""понять мир, как объект трудового хозяйственного воздействия"" и свести к одному стройному целому все результаты своих прежних идейных исканий. Для новой логической архитектуры он бракует теперь уже иное в философском арсенале кантианства. Жизненная истина религиозного материализма забывается или затемняется, по убеждению Булгакова, современным ""кантизирующим"" богословием. Ему представляется необходимым ""перевести"" бессмертные космологические и экономические заветы отцов церкви на язык современно философского мышления. Верный старинным традициям исторического христианства, Булгаков рассматривает основы хозяйственного процесса, своеобразно освещает проблемы об отношении плоти и духа и о конечной цели всемирной истории. В новейшей западноевропейской философии Булгаков признает теперь наиболее сродным себе по духу Шеллинга и делает едва ли благодарную попытку сочетать натуралистический пантеизм немецкого мыслителя с церковным теизмом Владимира Соловьева. По философскому наблюдению Булгакова, ""над оживлением природы неустанно работает ее сын и раб, любовник и господин, повелитель и рабочий, пока же только хозяин""... Так парадоксально намечает он краеугольные устои своего религиозно-экономического миросозерцания. Примирение разнородных стихий исторического процесса и разноценных начал нравственного делания рисуется Булгакову далекой, но достижимой обетованной землей человечества. В понимании общественной стороны христианства Булгаков стоит близко к правому крылу официальных богословов. Евангелие, по его истолкованию, не требовало немедленного освобождения христиан-рабов от христиан-хозяев, не трогало существующего экономического строя, предоставляя его своей перерождающей работе в истории. Булгаков нигде не говорит о принципиальной несовместимости войны и уголовной кары с учением Иисуса. Существеннейший момент подлинного христианства он видит в догмате всеобщего плотского воскресения и стремится к историко-философскому оправданию всей мистико-обрядовой стороны церковных преданий. Самые суровые критики не могут отказать ему в богатом образовании, проникновенной творческой вдумчивости, блестящем литературном таланте и нелицемерной любви к всечеловеческой правде. Валентин Сперанский.
Булгаков Сергей Николаевич Булгаков Сергей Николаевич Политический словарь
- русский религиозный мыслитель и политический деятель (депутат II Государственной Думы). Разработка проблем политической экономии, попытки найти ее обоснование в догматах православия приводят Б. к "легальному марксизму". Но в марксистской методологии и политической философии мыслитель довольно быстро разочаровывается и встает на путь искания абсолютной истины, оставаясь все же сторонником материализма. Б. называет созданную им систему "религиозным материализмом". Обвинения, которые Б. предъявляет социализму, состоят в следующем: 1) корыстное, нелюбовное, предпринимательское отношение к природе: "отчуждение от матери-земли"; 2) равнодушие потомков к своим умершим предкам, "духовный каннибализм"; 3) безразличие к вопросу о человеке, подмена его вопросом о природе и строении общества, игнорирование трагической природы человека; 4) воинствующее мещанство социализма, его "буржуазность". По мнению Б., христианство, соединенное с социализмом, поможет последнему преодолеть эти "недостатки". Христианство, считает он, дает для социализма недостающую духовную основу, освобождая его от мещанства, а социализм является средством для выполнения велений христианской любви, он исполняет правду христианства в хозяйственной жизни. Основные работы Б.: "От марксизма к идеализму" (1903), "Два града" (1911), "Философия хозяйства" (1912).
Булгаков Сергей Николаевич Булгаков Сергей Николаевич Политический словарь
(16 июня 1871, г. Ливны Орловской губернии, - 13 июля 1944, Париж). Сын священника. В 1885 - 88 учился в Орловской духовной семинарии, в 1890 - 94 - на юридическом факультете Московского университета. Увлёкся марксизмом. Первая книга Булгакова - "О рынках при капиталистическом производстве" (М., 1897). С 1901 в Киеве, профессор Политехнического института и приват-доцент университета. В это время происходит переход Булгакова от материализма к "нравственному идеализму" ("От марксизма к идеализму", СПб., 1903). В работах по аграрному вопросу отстаивает теорию устойчивости крестьянского хозяйства ("Капитализм и земледелие", том 1 - 2, СПб., 1900). Под влиянием идей В.C. Соловьёва, Ф.М. Достоевского происходит эволюция взглядов Булгакова к религиозному мировоззрению в духе христианского социализма. С 1904 совместно с Н.А. Бердяевым редактировал журнал "Новый Путь", с 1905 - "Вопросы Жизни". В 1906 переехав в Москву, работал в Московском университете (приват-доцент), участвовал в организации Религиозно--философского общества. Депутат 2-й Государственной Думы от Орловской губернии в качестве "независимого христианского социалиста"; Булгаков был поражён "невежественностью, никчёмностью этого собрания" ("Автобиографические записки", Париж, 1946, с. 80), после чего окончательно разочаровался в политической деятельности. Позиция культурного консерватизма, занятая Булгаковым, нашла отражение в статье "Героизм и подвижничество" ("Вехи", 1909), направленной против гордыни "человекобожества" русской интеллигенции, а также в сборнике статей "Два града. Исследования о природе общественных идеалов" (М., 1911). После Февральской революции 1917 трагически переживал падение самодержавия - "мистической священной Государственной Власти" как "государственной вселенской идеи" ("Автобиографические записки", с. 74 - 75), "видел и чувствовал, что пришёл красный Хам, что жизнь становится вульгарной и низкой и нет уже России" (там же, с. 91). 16 марта выступил перед московскими писателями на собрании в Художественном театре и, противопоставляя "свободу отрицательную", ведущую к "зоологическому засилию "интересов"" "свободе творчества и ответственности, духовного достоинства", отмечал, что "дело освобождения не может оставаться только внешним политическим актом, оно должно стать и духовным подвигом, творческим деянием русского народа" ("Русская Свобода", 1917, № 2, с. 12 - 13). 25 мая определением Святейшего Синода Булгаков включён в состав Предсоборного совещания для подготовки Священного Собора Православной Российской Церкви. В речи на Всероссийского съезде духовенства и мирян в Москве 4 июня подчёркивал, что православие, освободившееся от "соблазна" "неразрывной связи с самодержавием", стоит перед новым искушением - "поклониться новому идолу - демократии", которую Булгаков противопоставлял церковной соборности ("Христианская Мысль", 1917, № 7 - 8, с. 116). Задачу церкви видел в том, чтобы преодолеть соблазн демократии и не пойти ни за католичеством, которое... стало властью, ни за протестантством, которое церковь растворило в демократии" (там же, с. 116). Как отмечал В.В. Зеньковский, "церковная по своему существу речь... была съездом воспринята... как чисто политический выпад против демократии" (там же, с. 119). С конце 1917 был занят исключительно участием в работе Священного Собора Православной Российской Церкви, выступал за восстановление патриаршества. После Октябрьской революции составил 8 ноября по поручению Собора воззвание, долженствовавшее "осудить перед лицом народа выступление большевиков и поругание ими святынь Кремля". В воззвании подчёркивалось, что последствиями "развязанного братоубийства" будут "вместо обещанного лжеучителями нового общественного строения - кровавая распря строителей, вместо мира и братства народов - смещение языков и ожесточённая ненависть братьев" ("Деяния Священного Собора", Петроград, 1918, книга 3, с. 186). Булгаков призывал народ "оставить безумную и нечестную мечту лжеучителей, призывающих осуществление всемирного братства путём всемирного междоусобия" (там же, с. 187). 13 ноября выступал докладчиком о правовом положении церкви в государстве. В устном выступлении и в одобренной большинством Декларации утверждал, что церковь должна строить отношения с государством "не практически или исторически, но по вечным заветам своего бытия... не считаясь с изменчивым положением государства" (там же, том 4, с. 6), поэтому "должно быть осуждено, отвергнуто и признано абсурдным то, что называется отделением церкви от государства" (там же, с. 8). В сборнике "Из глубины" (М. - П., 1918; издание было запрещено; опубликовано в СССР в 1990) поместил философско-публицистическую работу "На пиру богов. Современные диалоги", где, подводя итоги революции, как всеобъемлющего культурного кризиса, утверждает, что "с оцерковлением русской жизни только и может быть связана надежда на культурное возрождение России", поскольку "пролетарская культура" оказывается "бессильна и бесплодна... по всей линии, и прежде всего в самом жизненном для неё вопросе - дисциплины труда" (с. 129). 9 июня 1918 по благословению патриарха Тихона Булгаков принимает духовный сан и уходит из Московского университета. В июле переезжает в Крым; профессор политической экономии и богословия Таврического университета (Симферополь), после разгрома войск генерала П.Н. Врангеля - протоиерей ялтинского собора. 17 декабря 1922 выслан из России в Константинополь. Занимался преподавательской деятельностью в Праге и Париже. В 1930-е гг. участвовал в экуменическом движении. В годы второй мировой войны активно протестовал против насилия фашизма, благословил на участие в Движении Сопротивления своих духовных детей Е.Ю. Кузьмину-Караваеву (Мать Мария) и священника Д. Кляпинина. Сочинения: Свет невечерний, Сергиев Посад, 1917; Философия имени, Париж, 1953; Софилогия, Париж, 1978. Литература: Зандер Л., Бог и мир. Миросозерцание о. С. Булгакова, т. 1 - 2, Париж, 1948; Профессор протоиерей С. Булгаков, в книге: Богословские труды, сб. 27, Москва, 1986. Н.Л. Соколов.
Булгаков Сергей Николаевич Булгаков Сергей Николаевич Философский словарь
(1871-1944) - рус. экономист и философ-мистик. С 1923 - в эмиграции, в 1925—1944 - проф. догматики рус. богосл. ин-та в Париже. Б. эволюционировал от «легального марксизма» к религ. миросозерцанию. По мнению Б., культура, соц. и нац. отношения, создаваемые помимо христ. идеалов, гибельны для человечества. Поэтому безрелиг. революции, происшедшие в России в 20 в., являются предвестием катастрофич. конца истории. Доминирующей в учении Б. стала идея богов оп-лощения, т. е. связи, посредствующего звена между богом и созданным им миром — софии. Софиология Б., носившая целиком мистико-мифологич. характер, изложена в работах «Свет невечерний» (1917), «О богочеловечест-ве» (1933-1945) и др.
Булгаков Сергей Николаевич Булгаков Сергей Николаевич Философский словарь
(род. 16 июня 1871, Ливны - ум. 13 июля 1944, Париж) - рус. религиозный философ, богослов, экономист. Профессор политэкономии в Киеве (1901-1906) и в Москве (1906 - 1918). Эмигрировал в 1923, профессор догматики и декан рус. Богословского ин-та в Париже в 1925- 1944, деятель экуменического движения. Испытал значительное влияние И. Канта, Ф. М. Достоевского и В. С. Соловьева, от которого усвоил идею всеединства. Спасение России искал на пути религиозного возрождения и в этой связи все социальные, национальные отношения и культуру видел переоцененными на религиозных началах. Доминирующей в учении Булгакова стала идея боговоплощения, т.е. внутренней связи Бога и созданного им мира - софии ("премудрости божьей"), которая проявляется в мире и человеке, делая их причастными Богу. Развитая им софиология была изложена в работах: "Свет невечерний" (1917), "О Богочеловечестве. Трилогия" ("Агнец Божий", 1933; "Утешитель", 1936; "Невеста Агнца", 1945). Др. труды: "Два града. Исследования о природе общественных идеалов", т. 1-2, 1911; "Тихие думы", 1918; "Купина неопалимая", 1927; "Лествица Иаковля", 1929.
Булгаков Сергей Николаевич Булгаков Сергей Николаевич Философский словарь
(16(28). 06.1871, Ливны Орловской губ. - 13.07.1944, Париж) - экономист, философ, богослов, публицист и общественный деятель. Род. в семье священника. В 1881 г. поступил в Ливенское духовное училище, а в 1884 г. - в Орловскую духовную семинарию. В 1890 г. поступил на юридический ф-т Московского ун-та, по окончании к-рого был оставлен при кафедре политической экономии и статистики для подготовки к проф. званию. В 1895 г. преподает политическую экономию в Московском техническом училище. В 1897 г. выходит его первый значительный труд "О рынках при капиталистическом производстве", написанный с позиций т. наз. "легального марксизма". В 1898 г. Б. сдал магистерский экзамен и был направлен в двухлетнюю заграничную командировку (Германия, Франция, Англия). Здесь он написал свою магистерскую диссертацию "Капитализм и земледелие" (Спб., 1900. Т. 1-2), глубоко изучил нем. классическую философию, особенно И. Канта и Ф. В. Шеллинга. В эти же годы он знакомится с ведущими германскими социал-демократами: К. Каутским, А. Бебелем, В. Адлером и др. Плеханов оценивает его как "надежду русского марксизма". По возвращении Б. в Россию, приблизительно с 1901 г., начинается его постепенный переход к идеализму, что выразилось сначала в его участии в сб. "Проблемы идеализма" (М., 1902; ст. "Основные проблемы теории прогресса") и затем явно обозначилось в кн. "От марксизма к идеализму" (Спб., 1903). С 1901 г., защитив магистерскую диссертацию, Б. живет в Киеве, где избирается ординарным проф. политической экономии Киевского политехнического ин-та и приват-доцентом Киевского ун-та. Тогда же начинается его лекторская деятельность, принесшая ему вскоре широкую известность. В августе 1903 г. он принял участие в нелегальном съезде, на к-ром было положено начало "Союзу освобождения" (будущему ядру партии кадетов), с 1904 г. вместе с Бердяевым редактирует журн. "Новый путь" и "Вопросы жизни". Революция 1905 г. привела его к окончательному разочарованию в идеях марксизма и социализма (относительную правоту последнего он, впрочем, никогда не отрицал, считая социализм как бы социально-политическим "минимумом" христианской политики). В 1906 г. Б. участвовал в создании Союза христианской политики, а в 1907 г. был избран депутатом во II Государственную думу от Орловской губ. как беспартийный "христианский социалист". В 1906 г. Б. переезжает в Москву, где становится приват-доцентом Московского ун-та, а в 1907 г. - и проф. политической экономии Московского коммерческого ин-та. Начиная с 1907 г. в творчестве Б. заметно возрастает и затем начинает преобладать религиозно-философская проблематика. В 1909 г. он принял участие в сб. "Вехи" (ст. "Героизм и подвижничество"), в 1911 г. в изд-ве "Путь", в организации и работе к-рого Б. играл заметную роль, выходит его сб. "Два града" (в 2 т.). В 1912 г. публикуется первая монография Б. "Философия хозяйства" (с подзаголовком "Часть первая. Мир как хозяйство"), в к-рой вся проблематика политической экономии и социальной философии марксизма подвергнута коренной переработке с позиций религиозной философии. В том же году Б. защитил ее как докторскую диссертацию. Публикуя первую часть "Философии хозяйства", изд-во "Путь" объявило, что готовится к печати вторая ее часть - "Оправдание хозяйства (этика и эсхатология)", но в ходе работы замысел этот существенно изменился, и в итоге в 1917 г. Б. издал кн. "Свет невечерний. Созерцания и умозрения", к-рую считал фактическим продолжением и завершением "Философии хозяйства". Она является своеобразным итогом всего предыдущего периода философского развития Б., предельной точкой эволюции его мировоззрения в рамках религиозной философии. Дальнейший шаг этой эволюции - принятие сана священника летом 1918 г. (чему предшествовало активное и плодотворное участие Б. в работе Всероссийского Поместного собора, восстановившего патриаршество) - был для него вполне последователен и естествен. В 1918 г. Б. уехал из Москвы в Крым, где находилась его семья и откуда он в конце 1922 г. был выслан в Турцию по решению Советского правительства. За 4 г. пребывания в Крыму Б. написал ряд философских трудов, изданных уже после его смерти: "Философия имени", "Трагедия философии" и др. На этом период собственно философского творчества Б. заканчивается. С мая 1923 до лета 1925 г. Б. был проф. церковного права и богословия на юридическом ф-те Русского научного ин-та в Праге и затем окончательно обосновался в Париже, где был проф. богословия и деканом Православного богословского ин-та. С 1925 по 1938 г. Б. совершает ряд поездок по странам Европы и Америки. Богословское наследие о. Сергия весьма обширно: "Св. Петр и Иоанн", "Купина неопалимая", "Апокалипсис Иоанна", "Православие", трилогия - "Агнец Божий", "Невеста Агнца", "Утешитель" и др. Правда, и как богослов Б. весьма философичен и даже "социологичен", о чем свидетельствуют такие его статьи, как "Душа социализма" (Новый град. 1931. № 1; 1932. № 3; 1933. № 7), "Нации и человечество" (Там же. 1934. № 8), "Православие и социализм" (Путь. 1930. № 20), небольшая брошюра "Христианская социология" (Париж, 1927) и опубликованная посмертно кн. "Христианство и еврейский вопрос". Значительную роль в жизни о. Сергия занимала и его экуменическая деятельность, к-рая не получила в церковно-православных кругах однозначной оценки (как, впрочем, и все его богословское творчество). Мировоззрение Б., если учесть к тому же его переход "от марксизма к идеализму", не укладывается в единую формулу. Большинство исследователей выделяют 3 этапа его творческой эволюции: легальный марксизм (1896-1900),          религиозная          философия (1901-1918), богословие (с 1919). Эволюция взглядов Б. на протяжении всей его жизни была органической и никогда не содержала в себе ни малейшей доли того, что принято называть "ренегатством". Л. А. Зандер насчитывает 4 "личностных фактора", к-рые придают Б. облик чисто "рус. мыслителя": 1) почвенность, 2) эсхатологичность, 3) необычайную способность к философскому и богословскому синтезу, 4) чисто рус. стремление доходить во всем до конца (Зандер Л. А. Бог и Мир. Париж, 1948. Т. 1. С. 11-12). На первом (марксистском) этапе творчества Б. эти черты сказались следующим образом. Подвергнув анализу идеи К. Маркса о конечных судьбах человечества - прежде всего идею прогресса и Zukunftstaata (государства будущего), - Б. пришел к убеждению о невозможности социологического обоснования глобальных закономерностей общественного развития. В самой попытке установить такого рода закономерности он усмотрел элементы утопизма и "богоборчества", причем последнее он считал осн. движущим мотивом марксизма и вообще социализма. Что касается перспектив развития капитализма в России, то, не отрицая таковых, Б. подчеркивал, что и капиталистическая Россия должна для сохранения своей национальной специфики остаться страной по преимуществу аграрной и крестьянской. На втором этапе творческого пути в центре внимания Б. оказались все те проблемы, к-рые, по его мнению, не получили в марксизме адекватного развития. Главным соч. этого этапа следует считать "Философию хозяйства", в к-рой помимо ответа на осн. ее вопрос, сформулированный по-кантовски: "Как возможно хозяйство?", Б. дал свое понимание природы философского и научного знания. В этой же книге он впервые в развернутой форме изложил свой вариант софиологии - учения, к-рое в полном объеме не осмыслено и не оценено до сих пор. Считая, что исторический материализм, в к-ром с наибольшей силой воплотился дух совр. экономизма, не может быть просто отвергнут, а должен быть "положительно превзойден", Б. попытался построить собственную философскую систему, соединив достижения нем. классической философии (преимущественно гносеологизм) с традиционным рус. (в духе христианизированного Платона) онтологизмом. Мн. критики справедливо усматривали в "нем." терминологии Б. лишь своего рода философическое "кокетство", совершенно ему чуждое. Однако это не совсем так. Хотя синтез в целом и не получился, он помог Б. преодолеть гегелевскую и Марксову диалектику, к-рая так или иначе приводила к торжеству "историцизма" (если воспользоваться термином К. Поппера). Крайности гносеологизма и онтологизма, по Б., преодолимы с помощью понятия Софии, к-рую в самом первом приближении можно истолковать как предвечный замысел Божий о мире и человеке. Именно понятие Софии позволяет Б. считать себя "религиозным материалистом", избегающим гипостазирования общих понятий с "изобретением" места обитания идей ("умного места" Платона) и того "размывания" физической (или материальной) субстанции мира, к-рое зачастую происходит в рамках идеалистической гносеологии (особенно в ее неокантианском варианте). Кроме того, с помощью понятия Софии Б. пытается установить непрерывную иерархию сущностей от Бога до человека и тем самым преодолеть (до известной степени) разрыв между Творцом и Тварью, характерный, напр., для протестантской либеральной теологии. Следующая кн. Б. - "Свет невечерний" - посвящена решению тех философско-богословских проблем, к-рые в "Философии хозяйства" были лишь сформулированы и поставлены. Эту книгу вместе с "Тихими думами" (М., 1918) можно считать последним философским произв. Б., после к-рого начинается богословский период его творчества. Еще в Крыму в 1918-1922 гг. Б. написал несколько философских произв. (изданных посмертно), в к-рых богословие и философия так тесно переплетены, что трудно однозначно решить вопрос о том, с каких именно позиций они написаны. Это "Философия имени" (Париж, 1953), Трагедия философии" (М., 1993; нем. перевод: Дармштадт, 1927), философские диалоги "У стен Херсониса" (Символ. Париж, 1993. № 25). Особый интерес представляет "Трагедия философии", в к-рой Б. обосновывает тщетность усилий человеческого разума построить всеобъемлющую философскую систему. Начиная с 1922-1923 гг. творчество Б. носит преимущественно богословский характер. Его софиологические идеи были оценены с т. зр. православной ортодоксии как еретический уклон и попытка ввести четвертую ипостась. Экуменическая деятельность о. Сергия, к-рой он уделял много сил во время своего пастырского служения, в нек-рых ее аспектах расценивается как "либеральная". К своеобразным чертам Б.-мыслителя на всех этапах его творческой эволюции можно отнести "социологизм" его мышления (несмотря на то что в его "Философии хозяйства" имеется довольно сильная критика "социологического разума"). Проект "христианской социологии", вынашиваемый Б. всю жизнь, в полном объеме не был реализован, но принес свои плоды в разработках конкретных социальных проблем, к-рыми он занимался на протяжении всей жизни. К числу таких проблем относится "национальный вопрос", природа об-ва (Б. вплотную подошел к проблеме "социального тела", активно обсуждаемой в XX в.). Значительное место в философском наследии Б. занимают статьи, посвященные анализу творчества рус. мыслителей и писателей В. С. Соловьева, Федорова, Достоевского, Толстого, Пушкина и др.